♦ Настало время задавать вопросы лейтенанту Нанабе!
[!!!] Пожалуйста, ознакомьтесь с суперважными новостями.
♦ Пост месяца обновлен! Спасибо, командор Смит <3
25 августа форуму исполнился год. Спасибо за поздравления и пожелания!
♦ Настало время мучить вопросами Кенни Аккермана!
13\03. На форуме обновился дизайн, комментарии и пожелания на будущее можно оставить здесь.
05\03. Подведены итоги конкурса Attack on Winter!
♦ Пожалуйста, не забывайте голосовать за форум в топах (их баннеры отображаются под формой ответа).
ARMIN ARLERT [administrator]
Добро пожаловать на ролевую по аниме «Shingeki no Kyojin» / «Атака титанов»!
— ♦ —

«Посвятив когда-то своё сердце и жизнь спасению человечества, знала ли она, что однажды её оружие будет обращено против отдельной его части?». © Ханджи Зоэ

«Совести не место на поле боя — за последние четыре года шифтер осознал эту прописную истину в полной мере, пытаясь заглушить угрызения своей собственной.». © Райнер Браун

«– Ходят слухи, что если Пиксис заснёт на стене, то он никогда не упадёт – он выше сил гравитации.». © Ханджи Зоэ

«- Это нормально вообще, что мы тут бухаем сразу после типа совещания? - спросил он. - Какой пример мы подаем молодежи?». © Моблит Бернер

«"Теперь нас нельзя назвать хорошими людьми". Так Армин сам однажды сказал, вот только из всех он был самым плохим, и где-то в подкорке мозга бились мотыльком о стекло воспоминания Берта, который тоже ничего этого не хотел, но так было нужно.» © Армин Арлерт

«Страх неизбежно настигает любого. Мелкой дрожью прокатывается по телу, сковывает по рукам и ногам, перехватывает дыхание. Ещё немного, и он накроет с головой. Но на смену этому душащему чувству приходит иное, куда более рациональное – животный инстинкт не быть сожранным. Самый живучий из всех. Он, словно удар хлыста, подстёгивает «жертву». Активизирует внутренние резервы. Прочь! Даже когда, казалось, бежать некуда. Эта команда сама-собой возникает в мозгу. Прочь.» © Ханджи Зоэ

«Голова у Моблита нещадно гудела после выпитого; перед очередной вылазкой грех было не надраться, тем более что у Вайлера был день рождения. А день рождения ответственного за снабжение разведки - мероприятие, обязательное к посещению. Сливочное хлорбское вместо привычного кислого сидра - и сам командор махнет рукой на полуночный шум.» © Моблит Бернер

«Эрен перепутал последнюю спичку с зубочисткой, Хистория перепутала хворост со спальным мешком, Ханджи Зоэ перепутала страшное запрещающее «НЕТ, МАТЬ ВАШУ» с неуверенно-все-позволяющим «ну, может, не надо…». Всякое бывает, природа и не такие чудеса отчебучивает. А уж привыкшая к выходкам брата и прочих любопытных представителей их года обучения Аккерман и подавно не удивляется таким мелочам жизни.» © Микаса Акерман

«Они уже не дети. Идиотская вера, будто в глубине отцовских подвалов вместе с ответами на стоившие стольких жизней вопросы заодно хранится чудесная палочка-выручалока, взмахом которой удастся решить не только нынешние, но и многие будущие проблемы, захлебнулась в луже грязи и крови, беспомощно барахтаясь и отчаянно ловя руками пустоту над смыкающейся грязно-бурой пеленой. Миру не нужны спасители. Миру не нужны герои. Ему требуются те, кто способен мыслить рационально, отбросив тянущие ко дну путы увещеваний вместе с привязанным к ним грузом покрывшейся толстой коррозийной коркой морали.» © Эрен Йегер

«Прошло три года. Всего каких-то три года - довольно небольшой срок для солдата, особенно новобранца. За это время даже толком карьеры не построишь.
Однако Разведка всегда отличалась от других военных подразделений. Здесь год мог вполне сойти за два, а учитывая смертность, если ты выжил хотя бы в двух экспедициях, то уже вполне мог считаться ветераном.
За эти годы произошло многое и Смит уже был не тем новобранцем, что только получил на руки форму с символикой крыльев. Суровая реальность за стенами разрушила имеющиеся иллюзии, охладила былой пыл юношеского максимализма, заставила иначе взглянуть на многие вещи и начать ценить самое важное - жизнь.»

FRPG Attack on Titan

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



don't tell me

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

hoobastank - don't tell me

участники: Микаса Акерман, Кенни Акерман, Траут Карвен


   Эрен не мог придумать все сам - по крайней мере, Ханджи была в этом уверена. Ей приходилось внимательно вглядываться в людей, с которыми она ранее заключила мирный договор; выискивать крысу среди своих. К сожалению, ее не подвели собственные предчувствия: Дариуса Закклая подорвали в его кабинета среди бела дня, и обвинения пали на новобранцев разведки. Эрен сбежал.

   После этого логично было задаться вопросом о том, скольких Йегер (или, скорее, Йегеры?) смог склонить на свою сторону. Устоявшийся режим выгоден не для всех: знать сильно прижали после смерти Рода Райсса, да и в военной полиции всегда были недовольные... Отряд Кенни Акермана, помилованный королевой когда-то, тоже никогда не внушал доверия, хотя прошедшие годы определенно сгладили отношения между формированиями.

   В суматохе после новости о побеге Эрена - народного героя и инициатора недавней диверсии - Микаса самостоятельно решает поговорить с Кенни до того, как разведка начнет выдвигать конкретные обвинения. Непростые отношения у Акерманов, конечно, славная семейная традиция, но, может быть, пора немного позаботиться друг о друге?

   Траут действительно любопытно; после столкновения со знаменитым капралом в старые-добрые времена - особенно.

+2

2

Такой бесполезной офицер Аккерман не чувствовала себя даже привязанной к койке в госпитале.

Парадис накрывала волна революции, слова «гражданская война» уже мозолили слух, в их рядах завелись кроты, Эрен просто сбежал… и чем занималась она?

Микаса, ты понимаешь, что попадаешь первой под обстрел подозрений?

Главнокомандующая, конечно, была права. Если мишень уже повесили на Разведкорпус, то следующим козлом отпущения несомненно становились самые близкие к главному антагонисту. В эту минуту она должна была вместе с Ханджи скакать верхом по горячим следам так называемых Йегеристов, или по крайней мере охранять Армина и Хисторию… Чем она абсолютно точно НЕ должна была заниматься, так это участвовать в почётном карауле на похоронах верховного главнокомандующего. Которого, положа руку на сердце, Микаса и лично заколола бы, окажись его планы на Эрена слишком близкими к осуществлению. Даже бровью не повела бы. И хотя подобных слов она ни при ком не произносила, даже последний дурак из военной полиции в этом не сомневался.

Сейчас Разведкорпус не может позволить себе потерять ещё одного офицера. Или потерять ещё больше доверия и тем самым вогнать клин между военными ещё глубже. Ты должна быть у всех на виду. Занятой совершенно безобидным, достойным (и бесполезным) делом.

И чем она могла ответить на это Ханджи? Сухим и недовольным Есть, мэм. Миссия «Будь умничкой и сними с себя и Разведкорпуса подозрения» будет выполнена.

Аккерман раздражённо затянула шарф, провожая пустым взглядом напыщенный цветами и лентами гроб. Издалека доносилось ликование народа, а почти над самым ухом пускал сопли какой-то старший чин военной полиции. Для одних несчастная жертва. Для других получивший по заслугам изверг. Чёрт, как же она устала от этого представления…
Раздражённый, но прикрытый стальной выдержкой взгляд томно полировал толпу присутствующих, когда случайно наткнулся на знакомую шляпу. Прищурившись, офицер быстро оглядела окружающих его полицейских. Как и следовало ожидать, рядом преданно блестела белобрысая головка.

Настроение резко упало ещё на пару градусов. Что он тут забыл?

Капитан Аккерман не производил впечатление человека, испытывающего особое чувство долга перед Закклаем или желающего отдать дань памяти. Тень шляпы весьма ловко прятала от любопытных глаз его выражение.

Микаса давно не пересекалась с «родственничком» и его прихвостнями, о чём, признаться, не сильно сожалела. В конце концов, Аккерманы не только отменные головорезы, но и несравненные хранители обид. Если мясник Кенни годами на пролёт рубил полицейских за негожее отношение к их семье, то Микаса годами томила его и весь карательный отряд в недобрых воспоминаниях за выходку с похищением.

Что поделаешь, злопамятство – это у них семейное.

И всё же. Фамильные драмы следовало отложить в папку «потом» и лучше задуматься над его присутствием здесь и сейчас. Карательный отряд давно не показывался из-за кулис, и чем вызвано его неожиданное появление на сцене заставляло задумываться… Не уж то военная полиция, вопреки решению командующего Пиксиса, занялась поисками Йегеристов? Они как никто подходят на эту роль. Может, у них уже даже имеются результаты. Рано или поздно, один из предателей расколется… Кто-нибудь из них да будет иметь представление о следующем шаге революции или местоположении Эрена. Что-то, что офицеру Аккерман очень хотелось знать...
Или же ей следовало глядеть глубже и искать другие мотивы мясника и его отряда…? 

Офицер Аккерман была слишком низкого мнения о кофе, чтобы гадать на его гуще. Эффективней лететь в лоб, напрямую. Она даже представила, как Армин и Ханджи безнадёжно качают головами. Но их здесь нет. Посему Микаса и позволила себе незаметно покинуть офицерские ряды и прошмыгнуть к объектам её размышлений. Осторожно вынырнув из толпы, Аккерман как бы невзначай встала чуть позади Кенни.

- Давно не видела вас на охоте, Капитан.
Щедро сдобрив последнее слово сарказмом, офицер стрельнула глазами по белобрысой приспешнице, чьё имя она и не пыталась вспомнить. С ними риск получить нож под ребро существовал даже в море свидетелей.

- Особая дичь, полагаю.

Раз главнокомандующая лишила её возможности преследовать сбежавших Йегеристов, она будет вынюхивать скрытых. Всяко полезней, чем пялиться на чёртов гроб и строить из себя идеального члена разведки.

Даже если это сулило работой с цепными псами.

Отредактировано Mikasa Ackerman (Пятница, 21 декабря 22:13:49)

+3

3

Похороны. Самое бессмысленное и самое абсурдное мероприятие, какое только можно придумать. Какой прок от напыщенных речей? Какой прок от наигранной скорби и лестных словах, которые застревают в горле? Смерть остаётся смертью. Не зависимо от того, отправили ли человека в "последний путь" пышными проводами или же он просто сгнил в сточной канаве, а его лицо обглодали крысы, да бродячие псы. Мертвецу уже всё равно. Так что же он здесь делал? Зачем пришёл на похороны человека, к которому никогда не испытывал ни симпатии, ни уважения? Задавая в очередной раз этот вопрос самому себе, капитан Аккерман снова коротко вздохнул. В этом вздохе отражалось всё его раздражение и нежелание быть здесь и сейчас.

- Лучше бы пошёл в бар, - пробормотал Кенни, заметив краем глаза, как на него покосилась Траут Карвен, как и всегда стоящая подле него. - Что?

Точно. Теперь он вспомнил зачем он пришёл на похороны. "Отдать дань уважения, чтобы отвести подозрения от своего отряда, а также проследить, чтобы не возникло непредвиденных обстоятельств". Повторив это у себя в голове, Кенни не смог сдержать смешка. Он тут же притворился, что ему нужно откашляться, прикрыв рот кулаком, дабы никто не заметил его ухмылку. На самом же деле Аккерман явился на проводы Закклая лишь затем, чтобы лично удостоверится в том, что этот мешок с дерьмом и в самом деле покойник. Что бы ни говорило и ни приказывало новое правительство, но Кенни здесь лишь затем, чтобы насладиться зрелищем.

Церемония тем временем шла, явился почётный караул. Было странно видеть, что кто-то действительно горевал по этому безумному ублюдку, но слёзы то и дело срывались с солдатских глаз. То тут, то там, суровые некогда лица смягчались и на смену непреклонной стойкости приходило лишь отчаяние.

- Ты ведь не будешь так рыдать, если я помру раньше тебя? - спросил капитан свою главную помощницу. - Я был бы очень разочарован, будь это так.

Внезапно Кенни заметил на себе пристальный взгляд, почуяв это нутром. Прищурив глаза, Аккерман всматривался из-под поля шляпы в лица, пока не остановился на одном. Зверушка Эрена. Тоже из Аккерманов, если верить её делу, которое капитан проштудировал вдоль и поперёк ещё во времена открытого противостояния Военной Полиции и Легиона Разведки. Девчонка не отводила от него взгляда. Видать, узнала. Кенни пристально смотрел на неё ровно до того момента, пока она не сорвалась с места, думая, что никто не заметит её исчезновения.

- Кажется, нас заметили... Какая досада, - произнёс Кенни, но в его голосе не было ни капли той досады, о которой он говорил. Поправив воротник своего пальто, он широко улыбнулся, хищно оскалив зубы. - Будь готова, Траут.

Через несколько минут его догадки полностью подтвердились - Микаса стояла ровно позади него.

- Охота? Не понимаю о чём ты говоришь, - парировал Кенни, продолжая смотреть вперёд. Он никак не мог стереть улыбку со своего лица, хоть и понимал, что на похоронах это не совсем подходящее выражение лица. - Я думал, что ты, как верная собачонка Эрена, должна быть рядом с ним. Так значит, ты не знаешь где он может быть? Нелегко, наверное. Особенно, учитывая то, что вас с ним связывает. Я, в какой-то степени, тебя даже понимаю.

Кенни вздохнул, наконец оглянувшись через плечо. Его глаза несколько мгновений пристально смотрели на Микасу, словно капитан карательного отряда проверял её выдержку. После он снова повернул голову прямо, уставившись на гроб.

- А ты подросла. Не то что этот сопляк, Леви. Он всё ещё не вырос? - беззаботно спросил он, пытаясь заставить Микасу подумать, что он пытается перевести тему разговора.

+3

4

Траут изо всех сил старалась не хмуриться, и от этого мышцы лица неприятно ныли. Ей даже пришлось надеть черную рубашку, тщательно выгладив рукава и воротник. Эта рубашка была самой нелюбимой и, пожалуй, самой неудачной покупкой за все время - цвет лица с ней сильно контрастировал, при неудачном освещении резко желтея.

Точно такое же мерзкое ощущение всегда оставлял за собой покойный Дариус Закклай. Не то чтобы Траут была с ним близко знакома, но его реакция на смену власти всем была известна, и Карвен находила ее несколько... извращенной. Как только Хисторию короновали, началась охота на недовольных этим дворян, и Смит (пусть земля ему будет пухом) не мог не воспользоваться помощью карательной отряда в этом вопросе. В тот момент отряд находился в статусе помилованного королевой и старался наладить эти новые отношения.

Достаточно было прирезать пару самых обиженных толстосумов, чтобы запугать остальных - так Кенни и поступил, ведь его попросили решить ситуацию "малой кровью". Закклай же занимался пытками ради пыток, и его искаженное безумие лицо, как казалось Траут, теперь просвечивало сквозь крышку гроба.

- Лучше бы пошёл в бар, - бросил Кенни, и Карвен молча перевела на него тяжелый взгляд. - Что?

Траут вместе с Акерманом вглядывалась в лица солдат, скорбящих по этой страшной утрате - старому Дариусу Закклаю. Кстати, он ведь был главнокомандующим? Кого возьмут следующим? Это будет Пиксис или кто-то разведки, кого смогут протолкнуть. Но из старого состава у них одни малолетки...

- Когда вы наконец помрете, капитан, я хорошо выпью за это. Но мне кажется, что вы и меня переживете.

Случай протянуть ноги представлялся Кенни чуть ли не по дюжине раз на дню, однако он им упорно не пользовался, так что Карвен ответила вполне искренне.

И все-таки нахмурилась, увидев Микасу Акерман. Траут прекрасно понимала, что почти все на этой чертовой земле называют ее "той девкой, которая с Кенни" или на худой конец просто "блондинкой". Она никогда не была узнаваемой вне своего отряда и отдела; и знала еще одного человека, которого вне разведки тоже редко вспоминали по имени.

Микаса Акерман до одури обожала своего странного брата и всегда ходила за ним хвостом, но в этот раз почему-то осталась - и точно не для того, чтобы постоять на похоронах Закклая. Может ли она что-то не знать об Эрене и его планах? Связывался ли он с ней до убийства Закклая? Разумеется, информация о задержании Йегера быстро просочилась, как бы разведка не старалась; а теперь известно и о его побеге.

Пока Акерманы перебрасывались бессмысленными в контексте событий фразами, Траут вспомнила, что ей уже тридцать девять, и когда она хмурится, на лбу появляется некрасивая горизонтальная морщинка. Пришлось разгладить лицо.

- А ты подросла. Не то что этот сопляк, Леви...

Ну, хватит. Карвен была нужна конкретика, не будут же они нести чушь до конца дня?

- Не думаю, капитан, что рост вашего племянника вдруг изменился к сорока годам, - Траут сложила руки на груди и требовательно уставилась на Микасу, - так что давайте сразу перейдем к самому интересному. Что известно о побеге Эрена? Кто под подозрением о соучастии? Ни за что не поверю, что ты ни о чем не в курсе.

+2

5

За столько лет, казалось бы, пора уже научиться молча проглатывать колкости. Как и терпеть острую боль, когда усердно топчутся на мозолях. Офицер Аккерман в этом несильно преуспела, но хвала Армину, ей хватило самообладания не схватить за воротник капитана карательного отряда посреди столь «печального мероприятия» на глазах у сотни военных. Ханджи бы выдохнула с облегчением и стёрла испарину со лба.

- Сомневаюсь, что понимаете, Капитан, - сухо отрезала Микаса, снова стрельнув глазами по его подпевале. – Ваша собачонка всегда при Вас.

Правая рука напряжённо болталась на ремне у пояса, готовая в любой момент схватить нож под ребро или иглу снотворного. Вместо этого, впрочем, она получила неожиданную порцию ответов на некоторые вопросы от той самой «собачонки». Они действительно пытаются вычислить Йегеристов. И, возможно, схватить Эрена первыми… и тогда плевать им будет на распоряжения Пиксиса. У них ведь уже наверняка имеется «наследник»… Чёрт. Значит, полиция отправила ловить Эрена тех, у кого уже имелся с этим опыт. Рука так и чесалась схватить лезвие и решить проблему заранее, надёжным и проверенным способом. Спокойно, глубокий вдох. Выдох. Капитана Аккермана даже она тихо ночью не зарежет, да и снова подставлять разведкорпус… Вместо этого, можно пустить их по ложному следу… или вытянуть из них всю полезную информацию, которая поможет с поисками.

Схватившись за ржавый якорь хладнокровия, офицер Аккерман сумела разбить об него знакомую волну ярости. Глаза окинули напоследок белобрысую равнодушным взглядом, прежде чем снова вернуться к разыгрывающейся трагикомедии на площади.
- Если разведкорпус до сих пор ничем с вами не поделился, с чего ты взяла, что этим сейчас поделюсь я? - холодно поинтересовалась Микаса, украдкой посматривая на окружающих. Выдержав паузу, она, впрочем, тихо добавила.– Впрочем… Мы схватили одного тюремщика-Йегериста.

Ложь скатилась с языка как по маслу, легко и непринуждённо. Ей нужна была приманка, и она её сделала. Осталось только замаскировать крючок, дабы не выглядеть слишком… подозрительно. Учитывая её «печально-известную преданность» брату, история, что она действует вопреки приказам Ханджи и сливает секретную информацию разведкорпуса, чтобы найти Эрена первым, звучит достаточно убедительно…

-Я просто хочу поговорить с братом. Прежде чем его схватит командор. Или полиция, - осторожно начала плести историю офицер, стараясь избегать излишне высоких или низких нот. Ровно. Сухо. Без лишних эмоций, которые выдадут наигранность. – Это Вы тоже, наверняка, понимаете, Капитан. Как и правила такой игры, - ровно продолжила офицер, бросив короткий взгляд на старшего Аккермана. – Мой ход. Ваш ход. Ваш кусочек информации. Мой кусочек информации, - Микаса многозначительно пробежалась глазами по толпе. – Только на более подходящем игровом поле. Где меньше ваших приятелей… и моих.

Отредактировано Mikasa Ackerman (Пятница, 4 января 17:54:07)

+2

6

Нетерпеливость - злейший враг человека. Особенно такого, как Кенни. Поспешность решений может сыграть злую шутку, может запорот дело или же вовсе свести в могилу. Именно терпение и умение выжидать отделяет профессионала от любителя. Кенни несомненно относил себя к числу мастеров своего дела, к настоящим профессионалом и это было не простое бахвальство или же преувеличение - Аккерман доказывал сотни раз что он - один из лучших. То же самое он мог сказать и про тех, кто находится в его команде, в его отряде. Он лично отсеивал бесполезный мусор, оставляя лишь самых преданных и умелых людей. Профессионалов. Но каково же было его удивление, когда та, на которую Кенни возлагал самые большие надежды, поступила столь непрофессионально, проявив нетерпеливость и выболтав столько лишней информации за раз. Получив что? Отмазку, придуманную на ходу в ответ.

Стоило отметить, что сейчас все были на взводе - правительство, высшие офицеры, народ и ружья, которые были нацелены на таких козлов отпущения, как отряд особого назначения, возглавляемый Кенни. Стоило отнестись снисходительно к подобной оплошности, учитывая обстоятельства. Противопехотному отряду военной полиции было поручено охранять королеву, но они не углядели и та успела обрюхатиться, сорвав столько возложенных на неё надежд и разрушив столько планов. Обвинили именно Кенни в некомпетентности и вновь закрались подозрения о том, что его отряд замышляет что-то недоброе. И плевать все хотели, что отряд элитных убийц не подходит на роль нянек. Это раздражало и самого Аккермана, но он, видимо, со стрессом справлялся куда лучше.

Снисходительно посмотрев на свою помощницу, Кенни тихо вздохнул, пожав плечами.
- Разведкорпус, военная полиция, гарнизон... Они играют в свои игры, а мы - в свои. Пока они не будут мешать нам - мы не будем мешать им. Таковы правила. Нам дают знать только то, что считают нужным. Был приказ. Чёткий и ясный. А мы обязаны в лепёшку расшибиться, но выполнить, а каким способом... Это уже дело десятое, верно?
Кенни жестом предложил Микассе пройти вперёд и нехотя последовал за ней, дав Траут знак идти вместе с ними.
- Траут права, - продолжал он, глядя в затылок идущей впереди родственнице. - Никто из нас ни за что не поверит, что ты не в курсе дел Йегера. Не верит и военная верхушка, верно? - капитан тихо засмеялся, указав Микасе направление. Направление прямиком в бар, находящийся буквально через дорогу. - Ты ведь была последняя, кто видел этот мешок с дерьмом в добром здравии? Ну, если не считать тех бедолаг, которых накрыло взрывом. Поверь, я тебя понимаю как никто другой! Косые взгляды, шёпот за спиной... Угнетает, не так ли?

Войдя в простенький бар и убедившись, что несколько человек из отряда также вышли следом и затерялись среди толпы за пределами заведения, Кенни жестом поманил обеих своих спутниц за собой и, кивком поприветствовав хозяина, поднялся по лестнице на второй этаж, войдя в маленькую но весьма уютную спальню и закрыв за дамами дверь. Он неспешно прошёлся по комнате, усевшись в старое кресло и со вздохом облегчения вытянул ноги.
- Всегда боялся такого исхода... Помереть от старости. Что может быть ужаснее? - Кенни перевёл безразличный взгляд на Микассу, жестом предложив Траут свободно и без стеснения начать допрос.

Отредактировано Kenny Ackerman (Воскресенье, 6 января 02:13:36)

+1

7

Траут поджала губы, не среагировав на оскорбление. Такими дешевыми провокациями она не пользовалась уже лет двадцать как, и младшей Аккерман тоже следовало бы перестать. В конце концов, она сама к ним пришла, преследуя какую-то цель.

"Ну конечно, она подозревает нас", - решила Траут, вспомнив несколько горячих столкновений между своим отрядом и отрядом Леви Аккермана.

Без крови с обеих сторон не обошлось, пора бы уже позабыть, кто кого стукнул лопаткой в песочнице. Хотя нет - Кенни Аккерман со своими людьми всегда воспринимался карающей рукой деспотичного режима Райссов, чем Микаса отличается от других в своих предубеждениях?..

- Впрочем… Мы схватили одного тюремщика-Йегериста.

Карвен отвлеклась от размышлений и посмотрела на Микасу пристально, с недоверием. На месте командора Зоэ было бы логичным никого не посвящать в прогресс дела, тем более сестру Эрена. Только глухонемой не был в курсе о том, как они держатся друг за друга - об этом много кто говорил, их отношения не были секретом.

- Слабо верится, - пробормотала Траут, исподтишка поглядывая на Кенни.

- Я просто хочу поговорить с братом. Прежде чем его схватит командор. Или полиция, - заявила Аккерман.

"И ты говоришь это нам в лицо, хотя мы можем попросту тебя сдать, нам ведь не жалко", - подумала Траут. Вся линия аргументов Микасы строилась на ее личном мнении об отряде Кенни, давно перешедшем на сторону королевы.

И мнение это заключалось в том, что центральная полиция покрывает шпионов Йегера, задумавшего устроить еще одну революцию.

Траут нервно сверлила взглядом спину капитана, послушно идя за ним и периодически оглядываясь. Никто не смотрел на них, они уходили незамеченными. Неужели смерть Закклая оставила неизгладимый след скорби в душах людей? Как бы не так.

Кенни повел их наверх, на второй этаж. Карвен казалось, что место знакомое, но когда раньше она тут была - запамятовала. Впрочем, все эти дешевые бары выглядят одинаково.

Капитан сел в кресло, и Траут, сделав круг по комнате, бездумно встала позади Кенни, сложив руки на груди. Так было спокойнее.

- Всегда боялся такого исхода... Помереть от старости. Что может быть ужаснее? - Произнес он, но Траут не то чтобы была с ним согласна в этом вопросе.

В глазах Микасы она по-прежнему ничего не могла различить, поэтому начала с главного:

- В военполе нет людей с материка, они перешли под командование разведки сразу. Возможно, командор перевела часть в гарнизон, зная ее дружбу с Пиксисом. Кроме того, в нашем отделе отсутствуют новобранцы по определению - они не попадают в высшие чины сразу, у нас нет... - Траут пыталась подобрать слово, - текучки. У нас нет никого, кто мог бы быть близок к Эрену Йегеру. И никого с мотивацией свергнуть власть. Безусловно, влияние разведки на королеву велико, и этим мало кто доволен, но не настолько, чтобы средь бела дня взрывать кабинет Закклая.

Если Кенни действительно хотел, чтобы она говорила, то он знал, что она скажет. Нелепые подозрения были ей противны, и она прямо высказала то, что думает.

- Неужели ты правда считаешь, что среди нас есть те, кто помог Йегеру бежать или знает, где он? Как мы сами можем быть уверены в том, не ты ли ему помогла?

Отредактировано Traute Carven (Воскресенье, 17 марта 01:50:49)

+2

8

Остроумные игры далеко не самый любимый досуг офицера. Пустая болтовня в целом бесполезная трата времени, особенно с противниками, которые в карман за едким словцом не лезут. Тем более с капитаном Кенни Аккерманом, умевшего пырнуть вопросительным крючком по самым болезненным ранам. Угнетает? Ничуть, её едва ли волновали косые взгляды, вонь недоверия и сплетни – эти спутники сопровождали «экзотическую девочку» и «лучшую выпускницу» едва ли не всю жизнь. Если Микасу Аккерман что-то и беспокоило, так это риск подставить весь Разведкорпус. И лишиться возможности искать Эрена. 

Сдержать просящуюся наброситься на полицейские рожи колкость не так просто, а если никогда прежде не практиковал навык держать-язык-за-зубами – то и подавно. И тем не менее ей удалось соскрести со всех уголков себя драгоценную выдержку и промолчать. Но не удержавшись и всё же стрельнув льдинками по белобрысой, прежде чем развернуться и направиться по заданному капитаном направлению.
Новое игровое поле нашлось ближе, чем ожидалось. Бар. Право, не стоило удивляться – где ещё засесть подобной несуразной компании. Только в месте, где всех настолько прижал градус, что никто и не задастся вопросом «Почему собачка Эрена Йегера из разведки ошивается с двумя полицаями?». Какова вероятность, что хозяин заведения не будет трезвонить о своих посетителях? Учитывая почти дружелюбный обмен кивками с капитаном, возможно и выше, чем Микаса изначально полагала.

Располагающая к душевным разговорам комната едва ли расслабляла – ещё меньше позволяла пригладить загривок настороженности мина на физиономии Траут (её ведь так назвал старший Аккерман?). Мина, которая должно быть в точности отражала выражение Микасы. Не любила врать, особенно тем, кто это делал явно лучше неё. Или кто по крайней мере питался подобными врунишками на завтрак.

Слова подпевалы, как и самого родственника, разили чертовски неприятной правдой – чертовски логичные заключения. К которым несомненно притопали и «верхушки», как и подметил Потрошитель. В одном, впрочем, слишком меткая белобрысая ошиблась. Единственная ошибка, которую можно эксплуатировать.

- Напротив. Вы единственные, в чьей непричастности я уверена. Именно по перечисленным причинам.
Как и женщина позади капитана, офицер осталась стоять, только свои руки она спрятала в карманы, не желая выдавать волнения и начинать теребить ткань вокруг шеи. Как не иронично, но полиция действительно представлялась сейчас самой… «преданной» делу фракцией. Даже подобные шавки. Да и её брат не подумал бы сотрудничать с ними. Впрочем, какие «бы» он использовал бы с её точки зрения уже не аргумент.

- Как отметил капитан, знай я, где находится Йегер, находилась бы не в вашей компании. Единственное доказательство, что я не помогала бежать Эрену, моё присутствие здесь, - тот самый неоднозначно подчёркнутый интонацией капитан в шляпе получил ещё один короткий взгляд исподлобья. – Я действительно последняя, кто видел Закклая в здравии, что делает меня крайне неблагонадёжным членом армии. Как и всю ветку Разведкорпуса. Мы получаем некоторые важные детали, - что несколько далеко от правды, ибо за время расследования Ханджи не удалось выяснить ровным счётом ничего. По крайней мере, сама офицер не получала никакой полезной информации. Но мнимость полезности для полиции необходимо поддерживать… Они ничего не дадут, если не будут убеждены в собственной выгоде – это так и горит на их физиономиях. – Но недостаточно. Обмен любезностями значительно бы ускорил процесс обнаружения… революционеров.

+1

9

- Ты только посмотри. Собачка разведки уверена в нашей непричастности, - едко прыснул Кенни, недобро усмехнувшись. - А мы-то переживали, что разведкорпус нас тоже подозревает. Как камень с плеч.
Улыбка мигом слетела с лица капитана и его взгляд стал полон серьёзности. Абсолютно неважно было что думает разведкорпус или правительство с военной верхушкой. Непричастность полиции была более чем очевидна и все подозрения сводились к тому, что, в случае чего, нужно найти козла отпущения. Если Эрен умрёт или его так и не смогут найти, всех собак повесят на Кенни и его бравый отряд, который уже выступал не на той стороне. И не будет никого, чтобы подтвердить обратное, а народ останется спокоен, увидев казнь тех ублюдков, которые забрали у них единственного "спасителя".

- То, что ты здесь доказывает лишь то, что тебе не доверяет ни Йегер, ни разведкорпус. Ты в таком же положении, что и мы - ждёшь, гадаешь. Спустят ли собак на тебя или же обойдётся? Единственное отличие лишь в том, что ты одна, а мы - нет. Так почему бы нам действительно не объединить усилия? Не в рамках любезного сотрудничества разведки и полиции, а сугубо в нашем маленьком семейном кругу, - Кенни ехидно улыбнулся. - Расскажи дядюшке всё, что знаешь и мы вместе найдём твоего ненаглядного Эрена. Обещаю, что не буду сразу отрубать ему голову. Нам выгоднее доставить его живым. Только вот не обессудь - руки и ноги я ему подкорочу. Может язык вырву, если придётся...
Аккерман-старший подался вперёд, поставив локоть на колено и подперев рукой подбородок. Его пристальный взгляд смотрел прямо в глаза Микасы, выжидая, следя за малейшими изменениями её эмоций.
- В знак доброй воли... Траут, может расскажешь нашей юной гостье всё, что нам известно?

+1