♦ Настало время задавать вопросы лейтенанту Нанабе!
[!!!] Пожалуйста, ознакомьтесь с суперважными новостями.
♦ Пост месяца обновлен! Спасибо, командор Смит <3
25 августа форуму исполнился год. Спасибо за поздравления и пожелания!
♦ Настало время мучить вопросами Кенни Аккермана!
13\03. На форуме обновился дизайн, комментарии и пожелания на будущее можно оставить здесь.
05\03. Подведены итоги конкурса Attack on Winter!
♦ Пожалуйста, не забывайте голосовать за форум в топах (их баннеры отображаются под формой ответа).
ARMIN ARLERT [administrator]
Добро пожаловать на ролевую по аниме «Shingeki no Kyojin» / «Атака титанов»!
— ♦ —

«Посвятив когда-то своё сердце и жизнь спасению человечества, знала ли она, что однажды её оружие будет обращено против отдельной его части?». © Ханджи Зоэ

«Совести не место на поле боя — за последние четыре года шифтер осознал эту прописную истину в полной мере, пытаясь заглушить угрызения своей собственной.». © Райнер Браун

«– Ходят слухи, что если Пиксис заснёт на стене, то он никогда не упадёт – он выше сил гравитации.». © Ханджи Зоэ

«- Это нормально вообще, что мы тут бухаем сразу после типа совещания? - спросил он. - Какой пример мы подаем молодежи?». © Моблит Бернер

«"Теперь нас нельзя назвать хорошими людьми". Так Армин сам однажды сказал, вот только из всех он был самым плохим, и где-то в подкорке мозга бились мотыльком о стекло воспоминания Берта, который тоже ничего этого не хотел, но так было нужно.» © Армин Арлерт

«Страх неизбежно настигает любого. Мелкой дрожью прокатывается по телу, сковывает по рукам и ногам, перехватывает дыхание. Ещё немного, и он накроет с головой. Но на смену этому душащему чувству приходит иное, куда более рациональное – животный инстинкт не быть сожранным. Самый живучий из всех. Он, словно удар хлыста, подстёгивает «жертву». Активизирует внутренние резервы. Прочь! Даже когда, казалось, бежать некуда. Эта команда сама-собой возникает в мозгу. Прочь.» © Ханджи Зоэ

«Голова у Моблита нещадно гудела после выпитого; перед очередной вылазкой грех было не надраться, тем более что у Вайлера был день рождения. А день рождения ответственного за снабжение разведки - мероприятие, обязательное к посещению. Сливочное хлорбское вместо привычного кислого сидра - и сам командор махнет рукой на полуночный шум.» © Моблит Бернер

«Эрен перепутал последнюю спичку с зубочисткой, Хистория перепутала хворост со спальным мешком, Ханджи Зоэ перепутала страшное запрещающее «НЕТ, МАТЬ ВАШУ» с неуверенно-все-позволяющим «ну, может, не надо…». Всякое бывает, природа и не такие чудеса отчебучивает. А уж привыкшая к выходкам брата и прочих любопытных представителей их года обучения Аккерман и подавно не удивляется таким мелочам жизни.» © Микаса Акерман

«Они уже не дети. Идиотская вера, будто в глубине отцовских подвалов вместе с ответами на стоившие стольких жизней вопросы заодно хранится чудесная палочка-выручалока, взмахом которой удастся решить не только нынешние, но и многие будущие проблемы, захлебнулась в луже грязи и крови, беспомощно барахтаясь и отчаянно ловя руками пустоту над смыкающейся грязно-бурой пеленой. Миру не нужны спасители. Миру не нужны герои. Ему требуются те, кто способен мыслить рационально, отбросив тянущие ко дну путы увещеваний вместе с привязанным к ним грузом покрывшейся толстой коррозийной коркой морали.» © Эрен Йегер

«Прошло три года. Всего каких-то три года - довольно небольшой срок для солдата, особенно новобранца. За это время даже толком карьеры не построишь.
Однако Разведка всегда отличалась от других военных подразделений. Здесь год мог вполне сойти за два, а учитывая смертность, если ты выжил хотя бы в двух экспедициях, то уже вполне мог считаться ветераном.
За эти годы произошло многое и Смит уже был не тем новобранцем, что только получил на руки форму с символикой крыльев. Суровая реальность за стенами разрушила имеющиеся иллюзии, охладила былой пыл юношеского максимализма, заставила иначе взглянуть на многие вещи и начать ценить самое важное - жизнь.»

FRPG Attack on Titan

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Attack on Titan » Где-то в параллельной Вселенной... » иллюзия соблазна


иллюзия соблазна

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://funkyimg.com/i/2TmjH.png

ИЛЛЮЗИЯ ♦ СОБЛАЗНА

Чем вы ближе, тем больше вы видите

________________________________

Mikasa Ackerman.  Eren Yeager.
starring as Akane Tsunemori and Shinya Kougami

Личный проект инспектора:
- опустить коэффициент преступности своего подопечного до 100

Личный проект подопечного:
- избавить инспектора от всяких иллюзий о чудесных преображениях

Один рейп. Одна лекция.

Отредактировано Mikasa Ackerman (Понедельник, 22 апреля 03:12:23)

+1

2

Эспрессо: + 1 шт./день
Щёлканье авторучкой: + 1 шт./день
Нарушение личного пространства: + 3 шт./день

Терпкий аромат автоматной арабики волочится тяжёлой мантией не желающего кончать свою тиранию Рабочего Вечера Пятницы по нервно подёргивающимся в синих конвульсиях от рабского графика мониторам. Исполнительный, как и его хозяйка, экран Инспектора Тцунемори честно ждал все 75 минут, чтобы та наконец открыла файл, ради которого - как записал дежурный, покидая здание на заслуженные выходные пару часов назад - потянула технику и ещё одну душу в трудовыебудни вместо праздной ночи пред субботой. 75 минут - он порядочно отбитил свой пост и на зависть жалобно жужжащему напротив сенсорному собрату тихо ушёл в спячку до понедельника. Акане едва ли обратила внимание на брызнувший в лицо кофейной гущей сумрак пустого кабинета - её пристальный буравчик прилежно ковырял рудник в лохматом затылке подопечного, пытаясь точно определить глубину залегания пласта разрыва хладнокровия. Нитроглицериновой жилы, в которую Инспектор периодически швыряла каменюшки разной фракции, добытых в ходе двухнедельных раскопок в домашних условиях. Осторожно. Слишком резкий и сильный удар мог привести не только к внушительному взрыву, но и разрушению того варварски эксплуатируемого алмазного горизонта, что Тцунемори намеревалась вытащить на дневную поверхность. Сказать, что Шинья Когами - находка следственного отдела, - такое же ничего, как напыщенная пустыми клише речь начальника на юбилее старейшего сотрудника. Шавки на поводке – так на деле оно выглядит с точки зрения скованного стереотипами общества. Стереотипами, которые и сдерживают, и поддерживают шаткую пирамиду социума. Пытаться их разрушить будет снарядом в самое основание. Потому Акане даже не строила опрометчивых бумажных планов об изменении отношения окружающего мира к потенциально опасному виду Исполнителей. Вычеркни одно условие из правил, и вся игральная доска обращается в свалку неуправляемых фигур. Чем менять глобальный климат, не проще ли адаптироваться? Куда рациональней приспособить Шинью Когами к агрессивной среде, степень уживаемости в которой зависела от цифр его психопаспорта. Настолько незаметно, насколько это позволяли её методы и удачно сложившиеся обстоятельства проекта «Ограниченная свобода под личную ответственность». Резкий отказ подопечного от терапии не до конца выпускал Инспектора из тупика, хотя изредка раскрывающиеся грани его природы поблёскивали подсказками верного ответа. Страх. Страх потерять это ядерное топливо из ненависти и мести и застрять где-то на необитаемом острове с тремя пальмами смирения, равнодушия и беспомощности.

Так Инспектор Тцунемори сделала своей личной миссией направить сей радиоактивный истребитель на... «безопасную» траекторию, конечным пунктом которой является долгожданная расплата, но которая не лежит через жертвы со стороны случайных и неудобных мирных жителей. 168. Вот и вся разница, разрыв между Исполнителем и Инспектором, званием, что позволит ему поставить долгожданную точку в истории. 268 - 100 дозволенных Сибиллой баллов эмоций и 168 излишних. Вопрос элементарной арифметики.  Легитимная сотня есть не что иное, как набор сравнительно лёгких стрессовозбудителей. Следовательно, стоит выявить и нейтрализовать сию заразу, как общий коэффициент преступности упадёт до 168. Шесть десятков. Эту величину уже успокоившийся разум со временем переработать способен. 

Выкуриваемые господином Когами сигареты оказались удобными единицами измерения степени его раздражительности с простой константой для перевода в систему ПП. Iр = Тш х Кпс, где Ip - индекс раздражения; Тш - количество употреблённого табака в штуках; Кпс - постоянная величина изменения значения коэффициента преступности, вызывающая необходимость зажечь сигарету, приблизительно равная 6. Избавляться от стрессовозбудителей логичней и проще всего их противоположностями - успокаивающими мелочами. Однако прилежное наблюдение за объектом вылилось лишь в один очевидный антибиотик - затяжка сигарным дымом. Прочие противоядия либо скрывались в красной книге привычек, либо вовсе вымерли.

Следующий по эффективности приём - отвлечение на более занятные, важные, раздражающие вещи, - занятый ими, объект постепенно перестаёт обращать внимание на не имеющих к ним отношения раздражителей. Инспектор успела разобрать все дела, но одно сегодня было оставлено на дополнительное рассмотрение Исполнителя. История, казалось, саднила слух своей деревянной простотой. Но одновременно и вгрызалась солёным прибоем в незатянувшиеся раны. Парень, месть, три убийства. Песнь стара как свет. Не важно, что ПП свисающего с перекладины 21-ого этажа был выше допустимого порога. Важно, что волна мести прибила к берегам Смерти ещё два гостинца в виде жены и дочери. Двух потерял – трёх забрал, а выгодней всего подобная акция всё равно господину с косой. Но неравенство сумм будет нарушать баланс, покуда волшебное число три не займёт места по обе стороны. Справедливо? Короткое «да» для господина Когами уже детально разобрано Инспектором на трёх листах небрежным почерком.

Мелкие стрессовозбудители тем временем роились над головой Когами каждую минуту его работы - кофейных дух из трёх пластиковых стаканчиков на соседнем столе, трескающаяся от игр с ручкой в пальцах тишина опустевшего Бюро, нечаянно пролитый эспрессо на обе пачки сигарет. Остаётся последний штрих. На сей раз утомлённое молчание долбит осторожное поцокивание приближающихся к Исполнителю инспекторских каблучков. Личное пространство - ещё один неприкосновенный столб на пути к точке кипения, который Тцунемори спокойно выкорчевывает, останавливаясь за самой спиной господина Когами, чуть наклоняясь на уровень монитора и оставляя между их щеками полдюйма - ещё не контакт, но достаточно близкое расстояние, чтобы ощутить слабое тепло чужого камина. Собственный отчёт - скорее напоминающий анализ-рецензию на поставленную по законам жанра драму, - приземляется тихой птахой на стол перед подопечным.

- Нельзя сказать, что это абсолютно верное решение. Но резона оспаривать приговор нет, - отказываясь встречать упрёк с цифрового лица, инспектор предпочитает сосредоточиться на мозолистых руках подопечного. С такой же долей вероятности с этого экрана на неё мог угрюмо поглядывать он сам, ударься кости событий о соседний угол возможностей. И с такой же вероятностью они ещё могут попасть по ту сторону досье. Лишь теория. Но… Всегда вьющийся за ним резкий запах табака удивительно нежно обвивается вокруг насторожившегося чувства вины, и оно приглаживает шёрстку, отказываясь от жалобного поскуливания в пользу холодного оскала обещания. Без «но» и не в этот раз – имя Шиньи Когами навсегда распрощается с собачьим списком.
Подбородок невзначай падает на широкое и, стоит отметить, неожиданно удобное вопреки ожидаемой жёсткости мышц плечо - не сколько выпадом по терпению, сколько под кнутом усталости, - и с неподдельной, но смирно посиживающей на поводке спокойствия жадностью посматривает на лист для умозаключений под кулаком бывшего следователя. – Что думаете, господин Когами? - На этом дереве не так много веток ожидаемых реакций на её невозмутимые шажки по его выдержке, и всё же... какая из них прогнётся. И какая хрустнет?

[nick]Akane Tsunemori[/nick][status]ПифПаф[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2Todb.jpg[/icon]

Отредактировано Mikasa Ackerman (Четверг, 2 мая 12:43:29)

0

3

Большинство экспериментов, основанных на взаимодействии надсмотрщика и подопытного в тесном пространстве с относительно полной изоляцией от всей внешней среды, обыкновенно упускают самую важную сторону вопроса - всех остальных, не принимающих в процессе даже косвенного участия. Этот тоже не стал исключением, с вызывающими украдкой мягкую полуулыбку старанием и чуть ли не школьным прилежанием, свойственным эталонной лучшей ученице класса, дирижируемый самоотверженным инспектором-новичком. Бедняжка. Но хотя бы не стала сразу сообщать подопечному суть будущих опытов, вместо этого предпочтя с преувеличенно серьезным и невозмутимым выражением на закономерно приобретающем еще более веселящий Когами обиженно-детский оттенок лице выдавать одну банальность за другой, выкладывая подноготную с тем же успехом, как если бы ей вздумалось играть в покер в зеркальных очках. И подобное внимание было совсем не в тягость. Ровно до того момента, когда Тцунемори, пообжившись-попривыкнув к новому месту и человеку деликатной кошечкой, не начала постепенно наглеть.
Нет, не устраивала громкие поскакушки по комнатам посреди глубокой ночи, не драла занавески, не переворачивала одиноко замерший на фоне окна-голограммы горшочек с никак не решающимся расцвести кактусом и не будила поутру самодовольным мурчанием нос к носу, взгромоздившись на грудь: честное слово, пусть бы лучше занималась как раз таки этим, а не пыталась с вызывающим смутное раздражение упрямством пробиться за периметр выстроенной Сибиллой устраивающей всех остальных приторно-горьковатой, приятной и универсальной полуправды. Горькая усмешка едва не успевает завладеть плотно сжатой линией губ, но почти сразу же срывается с крутого обрыва и кубарем катится по склону скупого безэмоционального пренебрежения, насквозь пропитанного сизым сигаретным дымом и терпким ароматом на скорую руку разведенного в кипятке кофейного порошка, очередного дешевого заменителя, вроде преувеличенно доброжелательной и веселой улыбки на дисплее дрона-маскота Бюро.
Никогда такого не было. И вот опять.
Ему следует держать себя в руках и направить ресурсы воображения в другое русло. Или сделать вид. Еще в бытность инспектором изученные работы неизбежно наталкивали на догадку о том, что при достижении определенного уровня самовнушения удастся без особых усилий обойти алгоритмы не только полиграфа, но и доминатора - не вызывавшая и капли встречного интереса и энтузиазма у начальства и коллег мысль, неспешно раскрывавшаяся за тянущиеся годы службы на привязи ни с чем не сравнимым ассоциативным цветком. Спасительная лазейка в кажущемся неразрывным порочном круге.
Если бы только Когами хотел из него вырваться.
Пресловутое последнее проявление по-настоящему свободной воли - решение довести расследование до конца, наплевав на скачки безликих цифр на неуклонно темнеющем индикаторе. Он сам хотел такого исхода и уже никоим образом не мог отозвать заявление назад или подать апелляцию на замершее у самой шеи тяжелое лезвие гильотины псведо-правосудия. Не так уж и важно его нынешнее внутреннее состояние. До тех пор, пока ему удается продолжать работу, следуя собственному желанию наперекор гневно потрясающей толстой папкой с тщательно прописанными условиями, санкциями и грядущими карами за непослушание Сибилле, прочие компоненты системы уравнений имеют пренебрежительно малое значение.
Но не для нее.
Подспудно спящий внутри каждого исполнителя деструктивизм мгновенно отзывается пронзительным лаем почувствовавшего приближение к вверенной под его охрану двери сторожевым псом. Скалится, разбрызгивая ниточки слюны, роет землю когтистой лапой и держит широко открытыми налитые кровью глаза, готовясь в любой момент сорваться с привязи и наброситься на неосторожного гостя. Приходится несколько раз с оглушающим звоном дернуть за цепь, чтобы разбушевавшийся охранник хоть немного присмирел и отступил на пару ничего не значащих шагов, глухо ворча и прижав уши.
Некуда возвращаться. Ошибочное принимаемое всеми, кроме латентных, за жизнь существование в рамках заботливой автоматизированной реальности с чрезмерно завышенным тарифным планом за сомнительное удовольствие утопать в покое и комфорте, подсознательно трясясь в ужасе перед вероятностью ненароком лишиться всех даров и оказаться выставленным из теплого уютного загона под пробирающий до костей ветер безжалостной реальности и вторящий ему вой тех, кому в стаде изначально не нашлось места, - увольте.
Свободу следовать к цели собственным путем, хоть несравнимо более сложным и запутанным, но избираемым самостоятельно, Когами не променяет ни на какие поблажки. Вот только попробуй инспектору это объяснить: в мире нет ничего хуже расстроенно шмыгающих сопливыми носами детей, преисполненных обманутыми ожиданиями.
- Что я думаю, Вам точно не понравится.
Кажется, последняя мысль прозвучала не только у него в голове.
Упс.
Впрочем...
[nick]Shinya Kougami[/nick][status]еб*ть ты инспектор [/status][icon]https://a.radikal.ru/a37/1904/34/0b85992bdcde.jpg[/icon]

Отредактировано Eren Yeager (Понедельник, 3 июня 13:06:19)

+1

4

Мирно посапывающий у кукурузного поля волкодав, свернувшийся в пушистый клубок с невинно поглядывающей из-под лапки мордочки под пристальным надзором неласковой хозяйки. Так просто – послушно вилять хвостиком на её свист и бессовестно топтать урожай, стоит ей отвлечься на других собачонок. Но нет. Он предпочитал завывать мятежный гимн под окнами бдящей Сибиллы, нарочито звонко громыхая цепями несвободы и лениво отворачиваясь от летящих в его сторону команд. Принципиальность только звучит гордо – на деле же она просто заливает сладковатым соусом сухую глупость, которую система всё равно наколет на вилку и равнодушно заглотит, даже не разжёвывая. Не устраивающие игрока правила – не повод бросать карты или скатываться до жульничества, рискуя быть из неё исключённым. Приспосабливаться. Искать лазейки. Нужно только захотеть. А он захочет. Инспектор лично пройдётся по каждой бреши в строчках условиях, как только вернёт эту сброшенную фишку назад на игровое поле.

Недовольство, понукаемое маленьким лохматым раздражением, так и свисает с его уголков губ, капризно болтая ножками и сбивая качественно постеленную скатерть невозмутимости. Отлично. Волкодав завидел брошенную кость и радостно набросился на неё, и теперь пора потихоньку пощипывать зверя мелкими глупостями, на которые он, будучи слишком занятым терзанием хребта Сибиллы, не поведёт и ухом. Дотягивается до пластикового стаканчика и хлюпает эспрессо над ухом своего подопечного - недостаточно шумно для прыжка через шёлковую ленточку приличия, зато довольно смачно для акробатических плясок по натянутым стрункам нервов. В общем-то, совсем необязательно вскрывать голову господина Когами тонким скальпелем хитроумных уловок или вычислять ответ по мелькающим циферкам индикатора – чуть приправленная пикантной усмешкой реплика уже отдаёт затхлым привкусом отвращения. Но ведь её не интересует и без того известное содержание, а вот форма подачи неприятного блюда… На свирепую гончую нацепили розовый ошейник с бабочкой и пинком под хвост выставили в зал, вынуждая подносить на смиренно опущенной головке бокал игристого вина. Это почти любезно с его стороны не бросаться на протянутую ручонку, а… предупреждать.

Немного обидно так бездарно обходиться с тактичностью и глухо дёргать сглатывающую желчь охотничью псину за ненавистный поводок. Но всё же этот дымящийся фитилёк надо раздуть до приличного синего язычка – в хорошем пламени плавятся не только числа от посторонних раздражителей, но и постепенно перегорает основа. Как в любом неистовом пожаре – чем выше жар, тем быстрее съедается топливо, и в конце от диких эмоций остаются лишь устало тлеющие угольки с горьким дымом разочарования. Другой метод – никак не противоречащий первому. Напротив, его дополняющий.     
- Мне много чего не нравится. – Пальчики ловко добрались до нагрудного кармана подопечного и плавно вытянули стройную сигарету неприкосновенного запаса. - Однако справляюсь. Или привыкаю. Табачный дым бессовестным слонёнком топчет лёгкие и дерёт горло, выдавливает из красных глаз солёные грозди и тихонько давит на виски, бросая вызов терпению и ловя на мушку все убеждения, внезапно затянутые густыми клубами сомнений. И первое желание – открыть форточку. Проветрить голову. Отдохнуть от токсичного присутствия. Однако, набрав один раз полную грудь этого чуждого сознанию воздуха, останавливаешься – замираешь в дюйме от оконной ручки. Начинаешь различать в ядовитых крошках сажи частицы… пользы. Разумеется, это обычное баловство – вдохнуть его точку зрения и посмаковать вредную правоту. Баловство. Которое расширяет границы и позволяет видеть дальше, понимать больше. Покуда знаешь КПП, где стоит остановиться, оно не страшно.

Сигарета отправляется в короткий полёт до ближайшего мусорного ведра, а Инспектор наконец отрывает острый подбородок от плеча и, спотыкаясь об слишком длинные протянутые ноги, протискивается к столу с монитором. Лицо обвиняемого на миг сплывает с экрана, уступая место строгому окошку предупреждения об отключении звукозаписи. «Под ответственность Инспектора Тцунемори», разумеется. Лишние показания против Исполнителя, которого она планирует вытянуть из болота потенциальных обвинений, ей ни к чему. И теперь можно спокойно выслушать то самое «что ей точно не понравится». Упрекающие глазки цифрового изображения снова упираются в спину аккуратно присевшей на стол Акане – кажется, что-то такое включено в список «раздражающая фигня», - а ствол внезапно вытянутого из-за пояса доминатора удивлённо зыркает на Исполнителя перед ней.

268. Забавное чувство дежавю. Раз, два, три…

- Пиф. Паф. – И оружие как ни в чём не бывало прячется в свою норку, пока на озорную мордашку выходит порезвиться грустно похрамывающая на один уголок улыбочка - встань они на пути убеждений друг друга в другой обстановке и при других обстоятельствах, игривое «пиф-паф» уже сорвалось бы с дула доминатора. Впрочем, подобным мыслям место в прохладном чулане для долгосрочного хранения. А если всё сложится согласно задумке, под них и вовсе не придётся выделять места. Лишь бы только разговор принял нужное русло, а мухи-раздражалки не перегнули без того пока ненадёжную палку. Кстати о мухах… Опять хлюп-хлюп кофе. Опять дрыг-дрыг ножками. Случайно задеть. – Вряд ли же настолько не понравится, господин Когами. Скорее, это Вам настолько не нравится то, что думаю я.

[nick]Akane Tsunemori[/nick][status]ПифПаф[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2TBZg.jpg[/icon]

Отредактировано Mikasa Ackerman (Четверг, 2 мая 18:51:48)

0

5

Иллюзия выбора - ключевое звено в запутанном доказательстве теоремы ключевого отличия будто бы свободной воли Инспектора от унизанной тонкими шипами подкладки из дешевой синтетики на коротком поводке, сдерживающем каждого Исполнителя. Аксиоматичное утверждение нетерпеливо приплясывает на кончике языка, изо всех сил рвется наружу, с каждой чертовой секундой повышая температуру и без того готового в любую секунду разнести в клочья слишком тесную цистерну, едва выдерживающую растущее давление ядовитого топлива. У всего и всех есть свой предел прочности. Идеально вписывающееся в суженную специально под очередной винтик резьбу-посадку, изготовленный по высшим стандартам не терпящей собственных осечек системы: рассчитанная вплоть до микроскопических колебаний точка зрения, одновременно удовлетворяющая любое возмущение пространным ответом без капли конкретики - заложенный в ответе алгоритм мгновенно запускает цепочку элементарных реакций, незаметно отводящих внимание все дальше и дальше от ключевой точки, заманивая таинственным шепотком псевдо-откровения в глухие топи самокопания, где забредшего гостя ожидает единственная и незавидная участь. Проблема в тебе. И не заметишь, как вопросительные нотки начинают трансформироваться в утвердительные, а зловонная жижа пустых рассуждений и мнительных сомнений подступит к самому горлу, смыкая над некогда гордо расправленными плечами повелительно тянущие ко дну объятия.
Иллюзия выбора. Когами не препятствует ни бестактному вторжению в нагрудный карман, ни первой затяжке, ни наивно-бесцветным рассуждениям в духе затянувшихся сериалов, актерам которого уже толком нечего играть, однако требуется в равной степени заполнить эфир хоть каким-то подобием действия и отработать гонорар. Справляюсь. Не очень-то похоже на ее привычный идеализированный энтузиазм. Набрать процент раскрываемости ровно до минимального порогового значения, не прикладывая чрезмерных усилий, не рискуя цветом паспорта и по возможности не покидая уютный кабинет на верхних этажах Бюро - стандартная схема работы тех самых девяноста девяти процентов следователей, из общей массы которых инспектор Тсунемори ухитрилась вынырнуть в первый же день службы да так и оставаться на плаву по сей день. Достаточно - не ее слово. Щинья имел в десятки раз больше шансов услышать это от бывшего напарника, но...
Заигралась.
Напрашивающийся сам собой вывод. На лбу предательски ноет невидимая шишка, оставленная в свое время точно такими же граблями. График функции профессиональной эффективности, до того момента двигавшийся под углом ровно в классические сорок пять градусов сообразно своей линейной функции, добрался до той точки, где ее поведение могло поменяться самым непредсказуемым образом. В этом определенно присутствовала доля ни с чем не сравнимого очарования: с расстояния ближе вытянутой руки наблюдать не только за тем, как с бешеной скоростью меняются координаты, а лично подправлять значения, заставляя кривую изгибаться под немыслимыми углами только ради того, чтобы вписаться в невесть кем очерченные границы плоскости, на которые в любом случае всем абсолютно наплевать.
Кроме нее.
Кашель - не худшая расплата за содеянное. Зато теперь малыш-инспектор имеет номинальное представление о вкусе натуральной иронии. Пройдет совсем немного времени прежде, чем она начнет ценить настоящее в ущерб всей той максимально безвредной и полезной дряни, что так настойчиво пичкает своих подопечных сердобольная Сибилла. Простейшая арифметика человеческой мотивации: раз ступив в тень неодобрения или запрета, едва ли удержишься от следующего шага - обходные тропки оправданий отыщутся куда скорее, чем все менее и менее уверенная в своей правоте совесть успеет пресечь злокозненные поползновения.
Так знакомо.
За одной сигаретой дело не станет. И вместо трех блоков на весь отдел придется покупать четыре. Когами не против делиться. Но не когда не него наставляют монотонно дребезжащий выученную наизусть фразу Доминатор. Снова. И хотя ему прекрасно известно, что тонкий указательный пальчик на спусковом крючке сейчас не согнется, Шинья ничуть не меньше уверен и в том, как подскочил на несколько единиц его коэффициент по ту сторону прицела. Человеческая арифметика, да? Базовый курс. Первая лекция.
Все Инспекторы слишком сильно полагаются на свои волшебные пистолетики.
От одного из которых в данный момент толку в той же мере катастрофически мало, как и от внушительного в рамках системы статуса слишком высоко вздернувшей свой аккуратный носик девчонки-следователя. Трудно сохранять превосходство, когда чудесная палочка-выручалочка выпадает из выворачиваемой лапки и отправляется коротким пинком под соседний стол. Гораздо труднее, чем самому Когами на всякий случай напомнить себе о том, что в его захвате не бестолковый тренировочный дрон, а чуть менее бестолковая Тсунемори Акане - и прикладывать ее затылком об офисный пол стоит по-мягче. Он ведь хотел вправить ей мозги, а не вышибить их.
- И как вы справитесь с этим, Инспектор? - мягкий шепот с вкрадчивыми нотками-смешинками, в отличие от замершего в паре миллиметров от широко распахнутого карего глаза острия карандаша, почти деликатный. Одно движение, гораздо быстрее и короче, чем активация несчастного Доминатора, чтобы продемонстрировать издевательское превосходство старого-доброго заточенного кусочка дерева с графитовым стержнем над умчавшимся в неведомые дали технологическим прогрессом.
Разрушительного и дикого животного начала над холеным тельцем тщательно оберегаемой всеми правдами и неправдами непорочной цивилизации. [nick]Shinya Kougami[/nick][status]еб*ть ты инспектор [/status][icon]https://a.radikal.ru/a37/1904/34/0b85992bdcde.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » FRPG Attack on Titan » Где-то в параллельной Вселенной... » иллюзия соблазна