♦ Пост месяца обновлен! Спасибо, Траут <3
[!!!] Были удалены неактивные персонажи. Если у вас есть законченные эпизоды или эпизоды с удаленными игроками - пожалуйста, сообщите об этом Армину в ЛС или по другим каналам связи, чтобы он смог закрыть\перенести эпизоды и навести порядок в разделе.
25 августа форуму исполнился год. Спасибо за поздравления и пожелания!
♦ Настало время мучить вопросами Кенни Аккермана!
13\03. На форуме обновился дизайн, комментарии и пожелания на будущее можно оставить здесь.
05\03. Подведены итоги конкурса Attack on Winter!
♦ Пожалуйста, не забывайте голосовать за форум в топах (их баннеры отображаются под формой ответа).
ARMIN ARLERT [administrator]
Добро пожаловать на ролевую по аниме «Shingeki no Kyojin» / «Атака титанов»!
— ♦ —

«Посвятив когда-то своё сердце и жизнь спасению человечества, знала ли она, что однажды её оружие будет обращено против отдельной его части?». © Ханджи Зоэ

«Совести не место на поле боя — за последние четыре года шифтер осознал эту прописную истину в полной мере, пытаясь заглушить угрызения своей собственной.». © Райнер Браун

«– Ходят слухи, что если Пиксис заснёт на стене, то он никогда не упадёт – он выше сил гравитации.». © Ханджи Зоэ

«- Это нормально вообще, что мы тут бухаем сразу после типа совещания? - спросил он. - Какой пример мы подаем молодежи?». © Моблит Бернер

«"Теперь нас нельзя назвать хорошими людьми". Так Армин сам однажды сказал, вот только из всех он был самым плохим, и где-то в подкорке мозга бились мотыльком о стекло воспоминания Берта, который тоже ничего этого не хотел, но так было нужно.» © Армин Арлерт

«Страх неизбежно настигает любого. Мелкой дрожью прокатывается по телу, сковывает по рукам и ногам, перехватывает дыхание. Ещё немного, и он накроет с головой. Но на смену этому душащему чувству приходит иное, куда более рациональное – животный инстинкт не быть сожранным. Самый живучий из всех. Он, словно удар хлыста, подстёгивает «жертву». Активизирует внутренние резервы. Прочь! Даже когда, казалось, бежать некуда. Эта команда сама-собой возникает в мозгу. Прочь.» © Ханджи Зоэ

«Голова у Моблита нещадно гудела после выпитого; перед очередной вылазкой грех было не надраться, тем более что у Вайлера был день рождения. А день рождения ответственного за снабжение разведки - мероприятие, обязательное к посещению. Сливочное хлорбское вместо привычного кислого сидра - и сам командор махнет рукой на полуночный шум.» © Моблит Бернер

«Эрен перепутал последнюю спичку с зубочисткой, Хистория перепутала хворост со спальным мешком, Ханджи Зоэ перепутала страшное запрещающее «НЕТ, МАТЬ ВАШУ» с неуверенно-все-позволяющим «ну, может, не надо…». Всякое бывает, природа и не такие чудеса отчебучивает. А уж привыкшая к выходкам брата и прочих любопытных представителей их года обучения Аккерман и подавно не удивляется таким мелочам жизни.» © Микаса Акерман

«Они уже не дети. Идиотская вера, будто в глубине отцовских подвалов вместе с ответами на стоившие стольких жизней вопросы заодно хранится чудесная палочка-выручалока, взмахом которой удастся решить не только нынешние, но и многие будущие проблемы, захлебнулась в луже грязи и крови, беспомощно барахтаясь и отчаянно ловя руками пустоту над смыкающейся грязно-бурой пеленой. Миру не нужны спасители. Миру не нужны герои. Ему требуются те, кто способен мыслить рационально, отбросив тянущие ко дну путы увещеваний вместе с привязанным к ним грузом покрывшейся толстой коррозийной коркой морали.» © Эрен Йегер

«Сегодня ночью они вырезали около десятка религиозных фанатиков. Какая с них угроза короне?
- Я думала, мы, словно ангелы зачистки во благо, будем преследовать взяточников и тупых дезертиров, а тут... Неужели старики из культа стен знают что-то полезное?
Вопрос был скорее риторический - ничего из пленных выдавить не удалось, как бы ребята не старались. Что-то тут нечисто.
- Или за рюмкой работу не обсуждаем? - Предположила Траут, снимая форменную куртку.
Прежние сомнения были отброшены, но, помявшись немного, Траут все-таки вытащила из кармана чистый платок и протянула Кенни:
- Капитан, кровь на лице.
Задний дворик этой раздолбанной лачуги, поросший ромашками, Траут явно заждался.»

FRPG Attack on Titan

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Attack on Titan » Где-то в параллельной Вселенной... » у монеты всегда лишь две стороны


у монеты всегда лишь две стороны

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sg.uploads.ru/rmew8.jpg

Armin & Historia

Чтобы в королевстве что-то прогнило, ему не обязательно быть сказочным. Впрочем, наше сказочное, и в нём совершенно точно что-то разлагается. Иначе бы Совет не всполошился. Иначе бы слуги не шептались. Иначе бы Её Величество давно уже была замужем. Поэтому что-то явно не так. Или всё идёт по плану?

+2

2

Закат румянил башни уже потонувшего в сумерках дворца. Армин открыл дверь на балкон, и в комнату просочился душный розовый запах из сада, обильно цветущего после недели летних дождей. Июнь подходил к концу, ночи были звездные и ясные.

Поездка прошла на редкость удачно, хотя в этом Армин и не сомневался: он выбил разрешение на торговлю через соседнюю страну за очень хороший процент, от такого никто бы не отказался. Вот только путь туда и обратно занял без малого месяц, и Армин догадывался, почему именно сейчас и именно он.

Его отношения с сестрой со стороны выглядели весьма пристойно... за пределами дворца. Внутри все было куда сложнее. О том, что они переодеваются, не догадывался никто, но они слишком много времени проводили вместе. Тот факт, что Хистория предпочитала общество брата успешному браку и детям, многим казался странным.

Например, королевскому совету. Последние полгода Армину приходилось уезжать все дальше и дальше со множеством визитов, в которых не было особой нужды. Это не было случайностью, так его пытались отвлечь.

Армин был уверен, что Хистория не сдастся - он знал, какой упрямой она может быть; как он сам.

Армин был уверен, что сможет убедить Хисторию перестать скрываться. Правящая династия вправе устанавливать новый порядок, да и раньше такие союзы заключались не раз... когда не было подходящих партий.

Он улыбнулся, услышав позади себя шаги - сестра пришла. Он расскажет ей все, и она согласится - как обычно. Так всегда было.

- Хистория, - не оглянувшись, начал Армин, - я думаю, нам нужно обсудить нечто важное...

Когда он обернулся, он увидел на ее лице не то, чего ожидал.

[icon]https://i.ibb.co/41GKSZD/taf5zlxk4bhiu54wilg0.png[/icon][nick]Armin Reiss[/nick][status]я хочу быть смыслом твоим[/status][sign]
Пожалуйста, будь моим, пожалуйста, будь моим смыслом,
Мы одни на целой земле, в самом сердце моих картин.
[/sign]

+1

3

У брата её золотые волосы и глаза, голубее речной воды; Хистория глядит на него, будто в отражение смотрится. Они похожи, как два летних месяца, они единодушны, как зимние ветра, и мысли у них одни на двоих, словно они никогда не были рождены по отдельности, а так и остались едины.

У Хистории острая улыбка, заточенная, как лезвие кинжала, а когда Армин улыбается, изгиб его губ мягок и ласков, приветлив – это вся разница между ними. Его походная одежда или нарядный камзол ей в пору, ее корона и монаршая мантия ему в самый раз. Нет между ними отличий, разногласий и преград.

Из распахнутого окна дурманно пахнет цветущими травами, и всё во дворце радо его возвращению. Хистория хочет подкрасться, но ей никогда не удавалось его удивить: как бы тихи и осторожны ни были ее шаги, брат слышит эту поступь, оборачивается всегда - может, чувствует, что она за спиной. А Хистория никак не научится – взгляд Армина застигает ее врасплох. Она ещё не успела стереть с лица разочарование от встречи с советниками, которые утомились просить и теперь настаивают, угрожают, требуют.

– Ваше Величество, королевству нужен наследник. Вашим людям нужна уверенность в завтрашнем дне. Не будьте легкомысленной, Ваше Величество.

Их власть тоже от этого зависит, но их благосклонность даёт королеве гарантии – ей ни к чему разбираться с бунтующими дворянами, с ополчившимися советниками. Их отец, прошлый король, положил конец всем революциям и недовольствам - детям его повезло жить в обманчиво-спокойном мире, во время благоденствия и процветания. Многие, однако, верили до сих пор, что это не заслуга прошлого монарха, а божественное благословение: многие верили, что рождённые прошлой королевой близнецы несут королевству послание небес. Отец надёжно спрятал то пророчество старой и немощной провидицы, что сулило лишь разрушение и смерть с их рождением.

Народ любил их, даже если правил только один из них, старший, как и было веками. Но именно в любви народа и заключался трюк – Армин говорил, что это важно. Хистория не верила, что это хоть что-то изменит, но послушно улыбалась подданым. Брат не говорил – зачем.

Разочарование и злость на её лице быстро сменяются искренней улыбкой: в присутствии брата беды отступают, Хистория забывает, о чём и почему печалилась. Она шагает к нему, становится близко, на расстоянии дыхания разве что, кладёт ладони на плечи, смеётся одними глазами. «Разве разговоры не подождут?» Она бы предпочла, чтобы подождали, потому что есть вещи, которые с братом не хочется обсуждать – не сейчас.

В коридоре пусто, но будь здесь даже толпа народу, это бы не удержало Хисторию на расстоянии, в рамках приличия, в формах дозволенного. Её поцелуй и жгучий и ласковый, жадный, но это жадность человека, у которого забрали принадлежащее ему, будто часть тела отняли, и теперь она вернулась – такая жадность.

– В этот раз хотя бы повод достойный? – спрашивает Хистория в ответ. Она не знает, зачем на этот раз услали Армина, ей говорят что-то про торговлю, но она привыкла подозревать всех и во всём, поэтому не верит до конца.

+1

4

Когда Армин обернулся, он увидел на ее лице не то, чего ожидал. Она выглядела разочарованной и хмурой, что на памяти Армина случалось редко.

Знала ли Хистория, почему на самом деле ему приходилось уезжать так надолго? Кто втирается к ней в доверие, пока брат отсутствует? Надо выяснить это.

Временами Армин сам жалел, что нет в нем, наверное, внутреннего стержня - раз уж в рыцари его не взяли. Хистория, правда, твердостью характера не обделена, хотя и кажется со стороны внушаемой; настоящая королева. Пусть они и сменяли друг друга, постоянно смешиваясь, отражаясь друг в друге как в зеркалах - по одиночке они не выжили бы.

...Наконец, Хистория улыбается. Армин внимательно смотрит за тем, как она подходит к нему, прикасается - от этого опаляет жаром; целует. Хотя он просил больше не делать этого в коридорах, где их могли бы заметить, в этот раз он не спорит.

Армин прижимает сестру к себе; еще ближе. Временами ему кажется, что однажды они не смогут оторваться друг от друга и станут целым.

– В этот раз хотя бы повод достойный? - Спрашивает Хистория.

Армин, держа ее за руку, отворачивается к балкону - он не знает, стоит ли говорить, а по его лицу сестра все прочитает; даже то, что он сам еще не готов сказать.

– Наверное, - наконец отвечает он.

"Я думал, что мы могли бы тайно пожениться и поставить всех перед фактом".

"Я думал, что мы могли бы найти тебе умственно отсталого мужа, хотя вряд ли бы это удовлетворило всех, но это уже не наши печали".

"Я думал, что мы могли бы сбежать, в конце концов, и мне плевать, пускай это и назовут предательством".

Армин беззвучно, но тяжело выдыхает, прежде чем обернуться.

– Я думал, что мы могли бы потянуть время с решением о твоем браке, но еще не придумал достаточно хороший повод. Есть новости?

Он смотрит Хистории в глаза, гадая, не изменилось ли что-нибудь в ней. Чтобы проверить, целует, медленно и осторожно - как в первый раз.

Немного обидно, что они одного роста - на всех гобеленах прекрасный принц наклоняется, чтобы целовать томную хрупкую принцессу.

[icon]https://i.ibb.co/41GKSZD/taf5zlxk4bhiu54wilg0.png[/icon][nick]Armin Reiss[/nick][status]я хочу быть смыслом твоим[/status][sign]
Пожалуйста, будь моим, пожалуйста, будь моим смыслом,
Мы одни на целой земле, в самом сердце моих картин.
[/sign]

+1

5

Тёплая ладонь ложится на лопатки. Через тонкую ткань своего летнего платья королева чувствует чужую кожу так, как если бы была совсем нагая. Для Хистории нет в этом мире ощущения более ценного. Цельного. В свадебных обрядах королевства священник перевязывает запястья жениха и невесты красной нитью; Хистории нет нужды в обрядах – она с братом связана одной такой с самого рождения. Прочнее, чем стальной цепью, теснее, чем в семейном склепе. Уверенная, привычная ладонь на спине несёт успокоение.

Но спокойствие не длится долго. Неуверенность, прокравшаяся в брата с легким «наверное», передаётся и ей. Армина что-то тревожит, и Хистория знает, что в кандидаты на виноватых не так уж и много. То, что тревожит его сейчас, тревожит его уже давно, и ей нечем успокоить его тревоги, рассеять его опасения. Если даже его изворотливый, живой ум не может ничего придумать, если даже он не видит выхода, она и подавно. Что у неё есть? Сильная воля да гибкий позвоночник – вот и вся она. Ей не сравниться с братом, ей не видеть будущее так же ясно, не знать множество вариантов наперёд. Только Армин так умеет: видеть то, что ещё не настало. Она восхищается им за это. Но любит – за всё остальное.

Хистория пытается поймать его взгляд, когда он отворачивается от неё к благоухающей сливе, касающейся листами дворцовой стены. Слива растёт у самого балкона ещё с тех пор, как они были детьми; она стояла здесь и до них, и по её стволу они в юности сбегали во двор, когда отец наказывал их, запирал на верхнем этаже, где были их покои. Гнев его всегда вызывала Хистория: она был непоседливой, непослушной, нарушающей правила; Армин был любопытным ребёнком, но никогда не переходил границ. От того удивительнее ей было слышать от него «мы всегда будем вместе», от того слаще был их первый не детский поцелуй – впервые правила нарушила не Хистория.

Она знает, что брат обернётся к ней: он не может ничего от неё утаить. Он не может долго молчать, когда она требует ответа.

– Я думал, что мы могли бы потянуть время с решением о твоем браке, но еще не придумал достаточно хороший повод. Есть новости?

Но это работает в две стороны: Хистория тоже не способна его обманывать. И если он спрашивает напрямую, то ей сложно отмолчаться. Всё то, чем он была расстроена, с чем встретила его, возвращается к ней – всё то негодование, вся та безысходность. И на этот раз её не затушить даже поцелую. Потому что тянуть время уже поздно.

– Да, – печально, но твёрдо отзывается королева, стараясь, чтобы голос не дрожал, и впервые оглядывает коридор. Этот разговор тревожит её сильнее, чем неположенное касание, чем нарушение границ. – Идём, – говорит она брату и, не отнимая руки, ведёт его в свои покои. Хотя у них нет ничего своего: периодически даже комнаты меняются. Королева шутит, что это для того, чтобы горничные не расслаблялись. Впрочем, ещё ни одна служанка не нашла их вместе по утру ни в одной из комнат. Осторожность не в его правилах, но брат её слишком предусмотрителен.

– Совет требует скорого решения. Они всегда его требуют, но на этот раз, кажется, они настроены серьёзно. Даже рискнули назначить визиты без моего ведома и без твоего одобрения. Рассказывают мне о долге, даже созвали собрание и поставили меня перед фактом. Они идут против нас, не считаются с моим словом. Почему мы позволяем им, Армин? Почему они решают мою судьбу? Разве я не могу повесить их всех за то, что перечат мне?

Она знает, что не может, она знает, что даже ей народ этого не простит. Она знает, что управлять государством в одиночку не просто. Но у неё будет Армин – его голова стоит десятерых лучших советников. Хистория знает, в чём проблема, и дилемма её в том, что лишь крошечный шаг отделяет её от всего, что она хочет. Но шаг этот, должно быть, сбывшееся пророчество. Она не может знать наверняка. А проверять – слишком рискованно. Но стоит только Армину поддержать, стоит только сказать ей «мы не будем их слушать», и она не будет. Ни для блага государства, ни для укрепления власти, ни для династии, ни ради отцовских заслуг.

0

6

[icon]https://i.ibb.co/41GKSZD/taf5zlxk4bhiu54wilg0.png[/icon][nick]Armin Reiss[/nick][status]я хочу быть смыслом твоим[/status][sign]
Пожалуйста, будь моим, пожалуйста, будь моим смыслом,
Мы одни на целой земле, в самом сердце моих картин.
[/sign]

Мельница - Королевна

Хистория не может от него ничего утаить - глаза ее похожи на речную воду, волнующуюся от печали. Армин нервно хмурится, на мгновение прикрывая глаза; из-за полога ресниц лицо королевы, оттененное золотом заката, кажется нарисованным.

В глубине души Армин всегда боялся потерять ее - он не был бы собой, не будь ее рядом. Так не живут птицы с одним крылом - только мучаются, не в силах больше взлететь.

Армина одолевают свои демоны; они стискивают его сердце особенно сильно, когда он лежит в постели рядом с Хисторией и смотрит на нее. Думает: что может быть важнее? Почему я должен уходить до рассвета?..

Он знал: то, что они делают, называется грехом. Считал ли он себя грешником?

- Идем, - говорит она, и Армин повинуется своей королеве, ни о чем не спрашивая.

Ее горячая тонкая ладонь держит его руку, и жар быстро распространяется по телу, сковывая легкие и туманя рассудок.

Армин тщательно закрывает за собой дверь, оглядываясь: довольно поздно, но кто-то может проходить мимо. В комнате уже зажжены светильники и открыты окна. Запах роз также тяжело висит в воздухе.

Смотреть в глаза Хистории отчего-то стало страшно: Армин будто знает, что она скажет. Он медленно подходит к столу и наливает себе вина. Из бокала сильно пахнет цветами и ягодами.

Вкус у вина приторно-сладкий; Армин брезгливо морщится, отставляя бокал в сторону.

– Совет требует скорого решения, - говорит Хистория.

В этом нет сомнений. Еще немного, и королева будет уже считаться не самой юной невестой. Впрочем, это ничего не изменит - за таким приданым всегда будет очередь из завидных женихов. Выбрать из них самого несообразительного, согласно идее Армина, вряд ли возможно - это вызовет подозрения.

Иногда он боялся, что Хистория предпочтет ему кого-то другого. Кого-то, с кем не нужно будет прятаться.

- Почему мы позволяем им, Армин? Почему они решают мою судьбу? Разве я не могу повесить их всех за то, что перечат мне?

"Не знаю", - думает Армин, а вслух отвечает:

- Потому что на крови нельзя построить жизнь. Будем ли мы лучше их, если станем проявлять слабость и делать только то, что нам угодно? Ты - лучшая королева нашей династии, защита народа и высшая справедливость. Наша любовь выше них.

"И я не позволю тебе пачкать руки", - решает он.

Армин протягивает руку, чтобы провести пальцами по золотым волосам сестры; таким же, как у него. Он словно смотрит на самого себя, только еще лучше.

- И кто просит твоей руки? - Спрашивает он.

Еще можно что-нибудь выдумать, выбрать лучший вариант из всех.

- Мы можем подкупить кандидата или выбрать самого худшего, который не будет чувствовать здесь своей власти. Или поставить сложно выполнимые условия для обручения.

+1


Вы здесь » FRPG Attack on Titan » Где-то в параллельной Вселенной... » у монеты всегда лишь две стороны