♦ Пост месяца обновлен! Спасибо, Имир <3
♦ Настало время мучить вопросами Кенни Аккермана!
13\03. На форуме обновился дизайн, комментарии и пожелания на будущее можно оставить здесь.
05\03. Подведены итоги конкурса Attack on Winter!
♦ Пожалуйста, не забывайте голосовать за форум в топах (их баннеры отображаются под формой ответа).
ARMIN ARLERT [administrator]
Добро пожаловать на ролевую по аниме «Shingeki no Kyojin» / «Атака титанов»!
— ♦ —

«Посвятив когда-то своё сердце и жизнь спасению человечества, знала ли она, что однажды её оружие будет обращено против отдельной его части?». © Ханджи Зоэ

«Совести не место на поле боя — за последние четыре года шифтер осознал эту прописную истину в полной мере, пытаясь заглушить угрызения своей собственной.». © Райнер Браун

«– Ходят слухи, что если Пиксис заснёт на стене, то он никогда не упадёт – он выше сил гравитации.». © Ханджи Зоэ

«- Это нормально вообще, что мы тут бухаем сразу после типа совещания? - спросил он. - Какой пример мы подаем молодежи?». © Моблит Бернер

«"Теперь нас нельзя назвать хорошими людьми". Так Армин сам однажды сказал, вот только из всех он был самым плохим, и где-то в подкорке мозга бились мотыльком о стекло воспоминания Берта, который тоже ничего этого не хотел, но так было нужно.» © Армин Арлерт

«Страх неизбежно настигает любого. Мелкой дрожью прокатывается по телу, сковывает по рукам и ногам, перехватывает дыхание. Ещё немного, и он накроет с головой. Но на смену этому душащему чувству приходит иное, куда более рациональное – животный инстинкт не быть сожранным. Самый живучий из всех. Он, словно удар хлыста, подстёгивает «жертву». Активизирует внутренние резервы. Прочь! Даже когда, казалось, бежать некуда. Эта команда сама-собой возникает в мозгу. Прочь.» © Ханджи Зоэ

«Голова у Моблита нещадно гудела после выпитого; перед очередной вылазкой грех было не надраться, тем более что у Вайлера был день рождения. А день рождения ответственного за снабжение разведки - мероприятие, обязательное к посещению. Сливочное хлорбское вместо привычного кислого сидра - и сам командор махнет рукой на полуночный шум.» © Моблит Бернер

«Эрен перепутал последнюю спичку с зубочисткой, Хистория перепутала хворост со спальным мешком, Ханджи Зоэ перепутала страшное запрещающее «НЕТ, МАТЬ ВАШУ» с неуверенно-все-позволяющим «ну, может, не надо…». Всякое бывает, природа и не такие чудеса отчебучивает. А уж привыкшая к выходкам брата и прочих любопытных представителей их года обучения Аккерман и подавно не удивляется таким мелочам жизни.» © Микаса Акерман

«Они уже не дети. Идиотская вера, будто в глубине отцовских подвалов вместе с ответами на стоившие стольких жизней вопросы заодно хранится чудесная палочка-выручалока, взмахом которой удастся решить не только нынешние, но и многие будущие проблемы, захлебнулась в луже грязи и крови, беспомощно барахтаясь и отчаянно ловя руками пустоту над смыкающейся грязно-бурой пеленой. Миру не нужны спасители. Миру не нужны герои. Ему требуются те, кто способен мыслить рационально, отбросив тянущие ко дну путы увещеваний вместе с привязанным к ним грузом покрывшейся толстой коррозийной коркой морали.» © Эрен Йегер

«В пабе постепенно поднимается шум, какофония звуков бьёт по ушам, а от обилия посетителей становится душно. Имир не нравится, когда барную стойку окружает сразу больше десяти человек, и все одновременно пытаются что-то заказать, друг друга перекрикивая. Хаос поглощает, нещадно давит на виски, выжимая все соки. Голову будто плющит, давит каким-то невидимым грузом, а ведь это ещё даже не начало выступления. Имир даже боится представлять, как шумно будет здесь через полчаса, когда местные Битлз выйдут на сцену под громогласные вопли десятков фанатеющих девиц. Уже сейчас Имир давится от обилия духов, самых разных, от сладко- сливочных до цветочных. Как будто большая часть присутствующих девушек настолько хотят привлечь внимание любимой группы, что готовы устроить ядерную катастрофу (а судя по запаху, ещё немного и случится взрыв).»

FRPG Attack on Titan

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Attack on Titan » Где-то в параллельной Вселенной... » Фантастические мётлы и кого ими выметают


Фантастические мётлы и кого ими выметают

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2Robn.png
Фантастические мётлы и кого ими выметают
Комедийная мелодрама в n постах

Действующие лица:
Jean Kirstein (типичный староста from Слизерин)
Mikasa Ackerman (типичная A-student from Гриффиндор)

NPС:
профессор Пиксис - лучший заводила за всю историю Хогвартсва
профессор Аккерман №1 - главный по метёлкам
профессор Аккерман №2 - из Азкабана с любовью
профессор Бернер - тонкое искусство бухловаренья
профессор Смит - просто ЧАРМинг
профессор Зоэ - "Титаническая книга о титанах"
ученик Йегер, которого шляпа почти запихнула в Слизерин, но нет
ученик Арлерт, которого однозначно кинули в Рейвенкло

Место:
школа чародейства и волшебства Хогвартс

Время:
6-7 курс, начало семестра

Сюжет:
Никто, НИКТО - даже любимчик всея Хогвартса с важными шишками в семейном древе - не проберётся ночью незамеченным, когда на страже порядка конная полиция в лице самого Жана Кирштайна.

Отредактировано Mikasa Ackerman (Пятница, 15 февраля 01:16:03)

+2

2

Скучно. Вокруг сплошная скукотень. Все по одной и той же схеме - утренний подъем, учеба, напыщенная рожа Йегермана, орущая о том, что нельзя бездействовать и тупо сидеть в казарме Хогвартсе, что надо уже идти и бороться за мир. И ладно бы просто орал, нет же, он еще везде таскает с собой Аккерман! А это уже не просто вызывает непонимание и раздражение. Это вызывает злость и... Да разве важно что? Сам Жан все равно никогда не признается (больше никогда), что ревнует. Не в его это стиле. Сама должна понимать, кого лишается. Променять самого Кирштейна, чистокровного волшебника, капитана команда, лучшего (одного из) студента в дуэльном клубе, на какого-то там Йегера, у которого мать-грязнокровка, а отец просто болван. Тем более, что сама она не блещет чистотой крови, а тут Жан бы сразу поднял ее в глазах всего магического мира. Ну и пусть страдает возле этого недомерка, умеющего только ныть о своей тяжелой судьбе и орать направо и налево.
- Жаааан. - девчушка с его факультета нагнала его, когда парень разгуливал по подземелью, делая свою привычную "проверку", как староста школы.
- Чего тебе? - как хороший староста, Кирштейн должен был бы послать ее куда подальше, в смысле в постель (не свою, хотя...), команда "отбой" уже давно прозвучала. Но как самый лучший староста, он лишь спросил, чего ей надо. Своя же, чего шпынять.
- У нас там праздник намечается в гостиной. И я подумала, что неправильно, начинать без тебя... - девочка заморгала зелеными, точно под цвет факультета, глазами, ожидая ответа. Забавная. В отличие от Аккерман, между прочим, чистокровная и в выборе мужиков у нее все в порядке. Если б еще не бегала собачкой, то вообще цены ей не было б. Но какой мужчина любит легкую добычу? Это лишь прибавляет скуки. Нет, не пойдет. Жан, кинув на нее оценивающий взгляд, двинулся дальше своей дорогой.
- Итак, Глисс, что мы имеет. Я ищу нарушения, о которых стоило бы доложить, а ты сама приходишь ко мне в руки. Посмотрим, если будет желание. - да, вот она, природная сексуальность в действии. И если б девочка видела дальше его лицо, то увидела на нем самодовольную улыбку. Но она лишилась этой возможности, а Жан дальше потопал по своим делам.
Подземелье, как всегда, нарушало правила, но староста закрывал на это глаза, Большой Зал пустовал, если не считать этих проклятых домовиков, драющих полы, коридоры пустые. Ни души. Можно было подумать, что замок вымер. После отбоя никто не смел выйти из своих комнатенок. Пиксис был ужасным директором (так мог бы считать отец Жана, если б у него таковой был), но порядок ему удавалось как-то поддерживать. То ли за счет того, что все боялись наткнуться на Леви Аккермана (сделаем вид, что не замечаем схожесть фамилий), то ли из-за боязни Филчa с кошкой, но реально, никого вокруг. Кирштейн отправился на поле, в надежде, что встретит кого-то там. Хотелось же проявить себя, показать, что он лучший староста, добиться успеха! Ради Марко, между прочим. Только благодаря другу он и получил эту должность, но речь не о том. Квиддичное поле всегда привлекало юрких, спортивных, сексуальных, горячих девочек. В смысле, любителей спорта. Вот вчера как раз наткнулся же на одну такую. В смысле не горячую, ну то есть очень даже, ну... в общем, на Аккерман (та, что Микаса, конечно же, а не Леви), летающую в воздухе. И стоило бы доложить об этом начальству, ну директору или декану Слизерина, но она так умоляла (нет), так просила не палить ее (нет), глупышка клялась, что сделает, что угодно (нет). В общем, его доброе сердце пожалело ее и не спалило. А сегодня... гриффиндорка, видимо, учла свой урок, и больше не появлялась там, где не надо, тогда, когда не надо.
Выдохнув, парень пошел дальше по "обязательным точкам", больше не выполняя свою задачу (хотя и отменно выполнял все команды), а слоняясь без дела по коридорам, размышляя о том, что завтра на тренировке надо будет опробовать новую тактику. И тут, проходя мимо одного места, в которое он предпочитает не заходить, то есть мимо библиотеки, Кирштейн заметил знакомую фигурку. Попалась. Девушка была так увлечена чтением, что не замечала ничего вокруг. Даже то, как он вошел внутрь, наклонился над ней и прошептал томно на ушко.
- Ты настолько без ума от меня, что ищешь любой повод, чтобы остаться со мной наедине? Могла бы просто попросить.

Отредактировано Jean Kirstein (Среда, 30 января 20:14:13)

+3

3

Медовая вода. Легко.
Экстракт белладонны. Профессор Бернер и не заметит.
Ягоды омелы. Ммм… не Рождество, но найдём…
Крылья феи. ... Чёрт.

И если думаете, что с каждой строчкой ингредиенты становились проще – Вы очень сильно заблуждаетесь. Ибо сама Микаса Аккерман – минутка оваций и аплодисментов лучшей ученице первого года обучения, второго года обучения, третьего и далее по нумерации, а также первому загонщику, сумевшего «загнать» снитч в рот ловцу (и это не против правил, ибо так сказал сам капитан команды) – не ожидала, что в рецепте этого зелья окажется такая редкая во всех отношениях мерзость, как маринованная пиявка. Или куриная слепота. Разве этому зелью не полагается состоять из всяких там вкусных штучек? Ваниль, клубника, шоколад, розовая вода...? Из всех ингредиентов её не удивляла только омела. Хоть что-то попадающее под магловские законы логики.

А впрочем… может, «пиявки и куриная слепота» не столь далеки от истины. Вероятно, автор сего зелья знал правду о штуке, которую попытался закупорить в бутылку.
Но не суть. Суть в том, что Аккерман немного, чуточку, самую маленькую малость устала. Ждать год – ничего. Два – ну такое… Три – грустно… Четыре – уж простите, но ВСЁ!

Вот эта усталость и привела Микасу в библиотеку под покровом ночи. Нет, эта была никакая не «запретная зона», а в руках лежала даже не книжка 21+. Всего лишь... часть внеклассного чтения по зельеварению. Ну или типа того... Все те рецепты, которые выпали из обязательной программы по разным соображениям, но одно из которых так хотелось получить Аккерман. Конечно, для столь «неэпичного и скучного» чтения можно просто прийти днём и прочитать нужную главу… но только если за Вами всюду не следует Причина и её друг… или Браус, всегда жаждущая сочных подробностей о тебе, твоей Причине и тем, что посередине. Или, скорее, об отсутствии этой середины.

Ещё это зелье можно просто купить… Если Вы не боитесь, что кто-то это заметит, что кто-то сложит элементарные два и два, что кто-то расскажет об этом кому-то, он ещё кому-то и зловещая цепочка кого-то дозвенится до Причины.

Итого:
Ночь. Библиотека. Фонарь. Книга.
И всё почти по классике… Но как это обычно бывает – Вы сидите и судорожно зубрите какое-нибудь вингардиумлевиОса, как у самого уха внезапно материализуется надменная рожа, что месит кексы за обе щёки и сыпет крошками на уже хорошо поимевшие мозг буквы.

Точно так же за спиной Микасы возник… этот. Интересно, профессор Зоэ заберёт сей краснокнижный экземпляр единорога с выдающимся признаком многорожья в свой зоопарк?
Однако ж, эта ночь полна сюрпризов. Ибо впервые за пять лет – ВПЕРВЫЕ – обращение Жана Кирштейна к Микасе Аккерман вызвало у девушки реакцию, отличную от вопросительно изогнутой бровки и невозмутимого бантика губок. Если быть точным – аллергию. Или её первые симптомы.

Симптом #1: громкий чих (В общем-то, будь здесь кто другой, он бы просто взвизгнул от неожиданности, но всем известно, что Аккерманы не визжат, поэтому отнесёмся к ним с пониманием и нейтрально назовём сей звук «чихом»).

Симптом #2: покраснения на коже в области щёк (Наверное, среднестатистическая ученица Гриффиндора залилась бы стыдливым румянцем, застукай её назойливый староста за чтением рецепта амортенции. Но опять же – перед нами находилась очень фантастическая тварь, которая даже пойманная с поличным не превращалась в помидор).

И, наконец, последний симптом #3: зуд (Дико чесалась рука, прям так и хотелось почесать её об ближайшую морду).
Да. Аллергия. Именно так и стоит описать реакцию Аккерман на внезапное появление старосты в библиотеке. Быстро разобравшись с аллергическим приступом, девушка решительно захлопнула «696 секретов зельеваренья для подростков» и как бы невзначай спрятала книгу за спину.

Если здоровая Микаса обычно понимала около 50% шуток Эрена и Армина, то понимание юмора по Жану падало до 15%. Поэтому она очень вежливо проигнорировала слизериновский юморок и спокойно поинтересовалась у, видимо, заплутавшего старосты. Очень не вовремя заплутавшего старосты. Он же не мог успеть заглянуть в учебник...

- Кирштейн, ты заблудился? Это библиотека.

Отредактировано Mikasa Ackerman (Воскресенье, 3 февраля 03:08:37)

+3

4

Кирштейн появляется на поле. Толпа салютует, слышны крики болельщиков. Чемпион всех прошлых игр, капитан команды и просто самый лучший парень Хогвартса сегодня просто обязан выиграть. Это будет непростой бой, но он обязан его выиграть. Сколько таких уже игр было в его жизни? И все давались ему легко, соперники сами шли в его руки, но есть всего один! один игрок, который никак не может смириться со своим провалом, тот, который не дает и надежды на то, что Жан однажды сможет его победить. И этот соперник - Акерман. Она единственная, кто парировала каждую атаку парня, единственная, кто мог спокойно сделать вид, что его здесь вообще нет и единственная, кому он не мог позволить победить в этой битве. Не мало было девушек до нее, так что тут дело было явно не в практике. А обаятельность и очаровательность Кирштейна, приправленная идеальной дозой кексов придавали способность, благодаря которой все его "противники" (естественно, только женского пола) были обезоружены с самого начала и готовы были взяться в плен на добровольной основе. Но Микаса... нет, добровольность не ее сторона. Она любит сомневаться, любит, когда все надо брать силой. Такая невинная сладкая булочка, еще переполненная жаром, а от того еще более желанная. Черт, надо меньше общаться с Сашей, иначе все афоризмы станут только о еде. Но, что поделать, если эта "награда" (Мика, а не Саша) была самой и была такой недоступной.
Жан привык, что все ему давалось легко. У него было все, о чем мог мечтать обычный слизеринец и о чем даже мечтать не могли все остальные факультеты. И на все это она не клевала. Вот же... булочка. Слизеринец верил, нет, даже знал, точно был уверен, потому что само зеркало Еиналеж предсказало ему, что Микаса сама упадет в его объятия, а кто Жан такой, чтобы спорить с судьбой? (ну, разве что он всегда с ней спорил, но только не в этом деле (тем более все мы знаем, что такое Еиналеж)).
Вторая ночь подряд, и они встречаются. Вторую ночь подряд они остаются один на один без посторонних глаз. Она точно этого хочет! Знает же прекрасно, что он пойдет тут, будет все проверять, искать ее нарушения. И вот, она сама прибегает и делает все, чтоб они встретились. Женщины! Лишь бы ломаться.
Парень не стал даже кидать взгляд на книгу, лежавшую перед девушкой. И так же было понятно, что это все только ради того, чтобы привлечь его внимание. А с учетом того, как быстро Микаса ее убрала, то это явно было что-то в духе "как сделать кексы нежнее" или что-то из запретной секции. А вот реакция гриффиндорки была не просто прелестной, но и довольно забавной. Красные пятнышки, мурашки. Ммм... детка, ты прекрасна. Но, как и любая девушка, Микаса имела женскую логику, а потому решила опять сделать вид, что как бы она и не рада (Жан прям на все 1000% уверен, что она рада). Про эту вещь, в смысле про женскую логику, уже давно строило ввести новый предмет и написать тысячу учебников, чтобы хотя бы понять, что это такое, а уже потом еще несколько миллионов учебников для того, чтобы хотя бы попытаться понять суть этой логики. Но если кратко, то женская логика - это когда тебе очень сильно хочется летать, покоряя вершины и ради этого ты идешь сражаться с флоббер-червем, а потом выходишь за него замуж, не смотря на то, что вы разного вида и вообще это все было во зло полетам, потому что, видите ли, полеты не понимают, что кекс это на самом деле булыжник, а не шпиль. Ничего не понятно? ВОТ ИМЕНННО!
- Представляешь, Аккерман, я в курсе. Но меня всегда привлекали некоторые экземпляры, находящиеся тут. - парень улыбался во все 32 зуба, нагло смотря на свою «жертву». – Вот, например, бывают тут интересные примеры. – он взял прядь ее волос, аккуратно проведя по ней, одновременно практически касаясь нежной кожи ее лица. – Которые так и хочется…. Прочесть. Но что-то вечно мешает. То книга кусается, то находится в неблагоприятных руках всяких… - он хотел бы сказать гриффиндорцев, но эта «книжка», которую так и хочется прочитать, внимательно останавливаясь на каждой странице, не пропуская ни одну букву и точку точно превратится в НЕЧТО, и будет чудо, если он уйдет отсюда живым. - …не профессионалов чтения. Может посоветуешь, как заполучить такую книжечку? – его рука накрыла ее маленькую, но твердую ручку, ну так, как бы невзначай, в полумраке просто не заметил. Знаете, такой просто «упс».

+2

5

Аллергия семимильными шагами переходила в астму. Потому что внезапно что-то где-то застряло, и все портреты великих над книжными полками с любопытством начали наблюдать за неравной битвой Аккерман и воздуха. Последний никак не давался. Так и хохотал вместе с её судорожным сопением, пока первая пыталась запихнуть его в лёгкие.

Кирштейн однозначно был слишком токсичным собеседником. И у нежного, не привыкшего к подобному обращению девственно чистого от подобных токсинов организма иммунитета против такой заразы не имелось. Он просто медленно задыхался, пока мозг, серьёзно обеспокоившийся за состояние своей шикарной кареты, в которой он планировал поездить ещё лет семьдесят-восемьдесят, не вспомнил магловские книжки из летнего чтения по прикладной медицине. Первая помощь при астме: прекратить контакт с аллергеном. Микаса послушно сделала шаг назад, уткнувшись спиной в очередную книжную полку. Когда их успело здесь столько развестись…? К облегчению мозга, кислород неохотно потянулся к лёгким, а вот сыпь, озноб и температура всё ещё насиловали гриффиндорку. Но с ними функционировать уже было можно.

Бровки сложились озадаченным шалашом. Книга. Кирштейн. Хотеть. Что-то в этом примере было явно лишним. Может, и он заболел?

- Не ожидала, что ты по… редким и труднодоступным экземплярам, - наконец, когда острое проявление аллергического раздражения сошло с лица, выдавила из своего самообладания Аккерман. Книга по зельеварению теперь прижималась к груди. В конце концов, если от агрессивного токсина придётся избавляться… это не худшее оружие под рукой. И за палочкой тянуться не придётся. – Ты, Кирштейн, производишь впечатление скорее… любителя лёгкого чтива. Подобрать первый попавшийся скитерный журнальчик с симпатичной обложкой, полистать его пальчиком за пять минут в каком-нибудь уголке, бросить и забыть, - заправив локон, который теребил аллерген за ухо, отличница добавила. – Или, поверю ещё, по чужим книгам любишь лазить. Чтоб более… начитанным выглядеть.

Кажется, аллергия совсем отпустила. Ух, прям полной грудью задышала. Чем больше Аккерман отчитывала «любителя сунуть нос в сюжет», тем лучше себя чувствовала. На глазах приходила в себя. Микаса Аккерман не привыкла делиться советами. Скорее напротив отучала себя от этой привычки, что постоянно раздражала брата и некоторых профессоров. Но тут сам Кирштейн просил помощи и это было… самую малость… приятно? А посему вместо обыкновенного пожатия плечами и молчаливого ухода, Аккерман задержалась и задумчиво присмотрелась к лошадиным чертам, прикидывая, есть ли в нём хоть малейший потенциал стать истинным ценителем чтения. Читателем, ласкающим каждую страничку и любяще поглаживающим корешок, обращающимся к любимой книге каждый день? И преданно носящим её с собой на все случаи жизни?

- Чтоб получить такую книгу, - отодвигая от себя аллерген книгой (всё-таки прикосновение по-прежнему остаётся ядовитым, поэтому лучше не рисковать и контактировать исключительно через третий предмет), начала объяснять Аккерман, - сперва определись, какую именно желаешь… прочитать. Не отвлекайся на другие, посвяти себя полному её изучению. Поспрашивай критиков или уже знакомых с этой книжкой, - Микаса деловито топала к выходу, оставив свой учебник зельеварения на одной из полок. Завтра однозначно придётся возвращаться… – Выясни, с чем, где и как её лучше читать. И снова убедись, что хочешь погрузиться в неё. Полностью. Дотерпеть до самой кульминации, а не бросить на первой возбуждающей главе. Это и называется настоящим чтением, Кирштейн.

Отредактировано Mikasa Ackerman (Пятница, 15 февраля 00:54:59)

+1


Вы здесь » FRPG Attack on Titan » Где-то в параллельной Вселенной... » Фантастические мётлы и кого ими выметают